Христос воскресе и в Ереване

Ближе всего к нашему дому - Церковь святой Богородицы Катогике. Она - часть большого монастырского комплекса XIII века, который разрушился в 1679 году от Гарнийского землетрясения огромной силы.

Из всего комплекса уцелела только одна эта церквушка. После землетрясения вокруг нее построили большую церковь, так, что она включила в себя маленькую как алтарь. В 30-е годы прошлого столетия в атеистическом угаре стены большой церкви снесли, и взорам разрушителей открылась маленькая. Совершенно непонятным образом ее решено было сохранить как исторический памятник. Естественно, уничтожив все, что связывало ее с опиумом для народа. Территорию церквушки окружили зданием школы, как забором. В 1944 школа стала Академией наук, и церквушка превратилась в дворовую академическую постройку.
Некий физик, уже в семидесятых, стал часто хаживать во двор академического института - к тому времени сама Академия наук разрослась и переехала - и подолгу смотреть на церквушку. Уборщики по штату не полагались, и физик предложил следить за чистотой церкви бесплатно. Со временем к нему настолько привыкли, что уже и не задумывались, почему он это делает. Физик же таскал в церквушку все, что мог найти имеющее отношение к религии. А однажды он принес металлический крест и установил его на куполе церкви.
Крест был литым, килограммов, как выяснилось потом, на тридцать - физик утяжелил нижнюю часть креста для устойчивости. Обычную деревянную лестницу, по которой он взобрался на церковный купол, потом нашли. И до сих пор никто не может объяснить, как он сумел, пользуясь этой лестницей, подняться по ней с крестом и водрузить его на куполе.
Утром к церкви стали стекаться большие начальники. Где-то к полудню пригнали пожарную машину с лестницей, но лестница застыла где-то в метре от креста - свод не разрешал ближе. И тут встал вопрос - кому же лезть? Пожарные отказались сразу, объяснив тем, что не имеют права покинуть машину в отсутствие пожара. Логика их не интересовала, они сказали первое пришедшее на ум, но стойко этого держались. Рядовые же милиционеры, не будучи испорчены атеистическим воспитанием и греховные по роду деятельности, испытывали суеверный страх и выдумывали совершенно несусветные причины, по которым не могут себе этого позволить. Хуже пожарных. Наконец кого-то удалось заставить подняться. Скорее всего, самого дисциплинированного. Но не самого ловкого. Когда он, держась за лестницу одной рукой, потянулся к кресту и уже почти его ухватил, рука, которой он держался, не выдержала. Он упал на каменный купол, потом, не сумев зацепиться, рухнул вниз. Высота была не смертельной, и милиционер остался жив. С переломанными ребрами и рукой его забрала «скорая». Начальство пыталось сделать вид, что ничего не произошло, но рядовой состав нашел этому досадному падению свои объяснения и, объятый ужасом, сбился в кучу, на приказы не реагируя. Пришлось ехать за атеистом.
Атеист был известен как человек, лишенный предрассудков и потому решительный, но, увидев состояние коллег, в решительности своей был несколько поколеблен. Он достаточно ловко поднялся по лестнице, протянул руку, взялся за крест - и тут пожарная лестница сложилась. Пожарные потом говорили, что так не бывает и за всю их практику это -первый случай. Атеисту сломало ногу, а его еще надо со сломанной ногой извлечь из сложившейся лестницы. Звал ли он при этом на помощь Бога - неизвестно.
Когда вторая «скорая» увезла атеиста, было решено операцию приостановить, а всех очевидцев с территории вывести.
Третий, которого привезли издалека - специально ездили за город, -имел репутацию человека без нервов, но и он для храбрости слегка принял на грудь. И снятие креста прошло довольно гладко, если не считать того, что алкоголь внизу уже прямо-таки развез человека без нервов, и он начал позволять себе грубые шутки в адрес начальства. Пьяные и несмешные.
Оперативники должны были «установить» физика. В другой ситуации они бы это сделали без труда, но в этот раз избегали проявить настойчивость. К тому же и рассказы о физике чем дальше, тем больше отдавали мистикой. Одежду его все описывали довольно точно - спортивка. Относительно же того, как ему удалось поднять и водрузить крест -мнения разнились. Часть свидетелей утверждала, что он касался ногами и лестницы и купола, но тяжеленный крест нес, как пушинку. Другая же часть утверждала, что он ногами земли не касался, потому что шел по воздуху аки по тверди земной. Причем большинство и тех, и других считались людьми серьезными. Так что физика искать не стали.
Сегодня принято решение - старое здание академического института снести, а древнюю церковь достроить. Два священника этой церкви - молодой Тер-Аветис и Тер-Тачат, которому под семьдесят, сделали маленькую церковь центром притяжения всей округи. Тер-Аветис - организаторским талантом, Тер-Тачат - своими проповедями, впитавшими дух первых христианских проповедников, когда в простейших вещах открывается промысел божий. На Пасху они организовали во дворе церкви сцену, на которой плясали этнографические ансамбли, внизу Тер-Тачат лихо отплясывал с детворой, заводя собравшихся: «Христос воскресе, и нам сейчас - только радоваться». Христианство, оказывается, не только юдоль горя и слез, но и вместилище радости.
И думаешь, что если бы не разрывалась связь времен и не было десятилетий атеизма - может, мы были бы добрее.
С Пасхой вас! Христос воскресе!
Похожие статьи:
{related-news}
Добавить комментарий