В Аджарии процесс пошел

Изначально практически ничто не предвещало благополучный исход встречи президента Грузии Михаила Саакашвили и главы Аджарской АР Аслана Абашидзе.

Мало кто разделял веру в то, что введенные правительством Грузии в отношении Аджарии санкции принесут результат - слишком уж упрямым и бескомпромиссным характером известен аджарский правитель Аслан Абашидзе. Тем более, что список выдвигаемых Тбилиси условий для снятия санкций был слишком жестким и ультимативным для «аджарского льва». За день до встречи двух политически несовместимых фигур несколько действительно оптимистично была настроена, пожалуй, лишь подготовившая ее спикер парламента Грузии Нино Бурджанадзе.
Так или иначе, а утром 18 марта Михаил Саакашвили направился на встречу с Абашидзе. При этом президент проявил принципиальность и въехал в Аджарию именно тем путем, который ему перед этим перекрыли.
Начиная от Чолоки и вплоть до дверей Верховного совета Аджарской АР, где президента ожидал глава автономии, обе стороны демонстрировали силу. Правда, каждая по-своему. Со стороны Саакашвили, как и следует демократичному политику европейского типа, шла демонстрация народной поддержки. Президент несколько раз останавливал свой кортеж и выходил пообщаться с местными жителями. Встречи получились эмоциональными и всячески демонстрировали, что Михаил Саакашвили популярен в Аджарии не менее, чем в любом другом регионе Грузии. «Вот это - настоящая Аджария», - заявил растроганный встречей президент.
Следующий ход сделал Абашидзе. Когда направлявшаяся в Батуми кавалькада проезжала через поселок Цихисдзири, вооруженные «спецназовцы» в масках, пропустив головные машины с президентом и членами правительства, отсекли остальную часть кортежа, в которой следовали, в основном, грузинские и иностранные журналисты, и не пропустили их дальше.
Тем временем президент Саакашвили уже прибыл в Батуми, где у здания Верховного совета автономии его встретило вооруженное до зубов оцепление и несколько сотен согнанных на митинг в поддержку Аслана Абашидзе горожан. Пока толпа угрюмо скандировала «Бабу!» («Дед» - прозвище Абашидзе), президент неожиданно сошел с дороги и пожал руки выглядывавшим из окон первого этажа соседнего здания домохозяйкам. Затем Саакашвили подошел к митингующим, и тут оказалось, что среди них затесалось немало его сторонников, представителей аджарских оппозиционных сил, которые бурно приветствовали президента.
Таким образом, последние 50 метров до двери, за которой его ждал Абашидзе, Михаил Саакашвили прошел хозяином обстановки и столкнулся с последним и самым неприятным из подготовленных тбилисским гостям сюрпризом. Стоявшие у входа в здание ВС вооруженные люди в камуфляже и масках не пропустили президентских телохранителей, в результате чего с Саакашвили остался только начальник его личной охраны. Кроме того, были изъяты мобильные телефоны у министра финансов Грузии Зураба Ногаидели и министра внутренних дел Гиоргия Барамидзе, которого еще и заставили сдать табельный пистолет. Государственного министра Грузии по вопросам урегулирования конфликтов Гоги Хаиндрава вообще не впустили в дверь. Разрядка наступила спустя четыре часа, когда двери снова открылись и из них вместе вышли Михаил Саакашвили и Аслан Абашидзе. С первого взгляда стало ясно, в чью пользу закончилась встреча - Саакашвили радостно улыбался, а у Абашидзе, напротив, был хмурый и озабоченный вид. Тут же, на месте, президент объявил итоги переговоров: «Все основные вопросы мы решили». В частности, по его словам, Абашидзе принял почти все выдвигавшиеся ему основные условия: проведение свободных выборов по всей территории Грузии, в том числе и здесь, в Аджарии, свободное передвижение людей. Кроме того, было достигнуто согласие о пересмотре дел (с участием Генеральной прокуратуры Грузии) и освобождении тех людей, которые задержаны только из-за того, что принимали участие в политической деятельности. Президент Грузии особо выделил такие вопросы, как сдача розданного оружия и начало процесса разоружения, потому что «это является восстановлением верховенства закона Грузии, в том числе на территории Аджарии». Однако самой сенсационной стала договоренность о том, что центральные власти Грузии будут осуществлять прямой контроль над фактически приватизированными кланом Абашидзе морским торговым портом Батуми и таможней «Сарпи».
Сам Абашидзе ограничился за-
явлением о том, что «никако-
го конфликта между нами быть не может», а уже вечером в беседе с журналистами охарактеризовал встречу с Саакашвили как нужную. По его словам, «были затронуты не только те проблемы, которые существуют в Аджарии, но и те, что есть на территории всей Грузии». Глава Аджарской АР также отметил свое согласие с введением на месте института представителей президента для контроля порта и таможни и сообщил, что во время переговоров был поставлен вопрос снижения повышенных, по его словам, для Аджарии налоговых ставок. Помимо всего, он охарактеризовал Михаила Саакашвили как, «безусловно, очень талантливого, обладающего очень многими выдающимися качествами молодого человека, которому много раз улыбнулась Фортуна».
Прямо из Батуми президент Грузии улетел в Словакию с двухдневным официальным визитом для проведения в Братиславе межправительственных встреч и выступления на европейском форуме с докладом «Европейское Черное море и соседство Кавказа». Однако перед этим он встретился в Батуми с представителями оппозиционных аджарскому руководству политических сил и рядовыми жителями. Саакашвили призвал местное население принять активное участие в предстоящих 28 марта выборах парламента Грузии и никого не бояться, подчеркнув, что он будет защищать каждого из них.
Успех переговоров, как заявил вечером того же дня премьер-министр страны Зураб Жваниа, помимо введенных правительством страны санкций, «во многом обусловлен тем, что Абашидзе не получил той международной поддержки, которой хотел». И действительно, аджарский глава, сначала вчистую проиграв информационную войну, оказался в полной политической изоляции. Решающим ударом для него, наверняка, стала демонстративная холодность Москвы (если не считать приехавших в Батуми Лужкова и пары думских депутатов, связанных с Абашидзе бизнес-интересами), на которую обычно опирался в своих «разборках» с центром Аслан Абашидзе, и нейтралитет, занятый расположенной близ Батуми российской военной базой. Такая взвешенная российская политика в Тбилиси была отмечена: «Как глава правительства Грузии, я не могу не поблагодарить лично президента Путина за его крайне деликатную позицию», - заявил премьер Жваниа.
В Батуми уже приступили к работе личные представители президента Грузии, которыми стали 25-летний руководитель одного из департаментов Совета национальной безопасности Грузии Давид Ахалаиа и 26-летний сотрудник министерства государственной безопасности страны Васил Санодзе. Аджарские власти не препятствуют им и даже, напротив, помогают. Понятно, что до завершения аджарского вопроса еще не близко, однако процесс, как говорится, пошел. А диктатор, дающий слабину, никогда не остается у власти надолго - таких примеров история не знает. До 28 марта осталось совсем немного...
Похожие статьи:
{related-news}
Добавить комментарий