Жизнь, как чудесный факел

Один стремится к бессмертию продолжением своего рода, другой делает большие земные дела, чтобы обессмертить свое имя, и только третий ведет праведную и святую жизнь, чтобы достигнуть бессмертия, как жизни вечной. К числу последних относился первый муфтий Ингушетии, имам села Насыр-Корт, ныне покойный Суламбек Шахботович Евлоев. Судьба даровала автору этого материала счастливую возможность слушать выступления этого высоконравственного духовного лидера, жившего по принципу: жизнь - это дар, который нужно разделить с другими людьми (дар - знания об Исламе). Религия была смыслом его жизни. Он прожил ее, просвещая подрастающие поколения, передавая им накопленное за время годы проповедничества богатство знаний. Он неустанно молился об укреплении морали, нравственности в обществе, о сохранении семейных и исламских традиций.
Выбор Суламбека Шахботовича был неслучайным. Он вырос в семье, где исламские устои имели прочные корни, ведь его отец Шахбот Евлоев был муллой и тамадой в столице ингушской автономии - Владикавказе, где прошли младенческие годы жизни Суламбека.
В возрасте шести лет он вместе с семьей был депортирован в Казахстан, где Евлоевы обосновались в городе Балхаш Карагандинской области. Родители определили сына в среднюю школу, которую он закончил на круглые пятерки. Однако заслуженную золотую медаль представителю репрессированных народов по известной причине не дали. Но это не сломило перспективного выпускника.
После возвращения на Родину он поступает в Северо-Осетинский горно-металлургический институт. Суламбек отдает предпочтение технической специальности, выбрав факультет электромеханики. Став востребованным специалистом, он устраивается на работу - на завод «Электроинструмент». Его достижения в избранной стезе не остаются незамеченными. За короткий период работы его назначают начальником отдела. Замечу, что за собственные разработки комитет по делам изобретений и открытий при Совете министров СССР выдает ему в 1967 году авторское свидетельство.
Имея высокие заслуги в технической области, Суламбек Евлоев начинает серьезно заниматься исламскими науками. Он проходит обучение у авторитетнейшего исламоведа Магомеда Оздоева. В начале 1970-х годов в республике верующие начинают борьбу за право обучения и изучения своей религии. В числе первых, кто включился в это богоугодное дело, оказался Суламбек, он с болью наблюдал, как в стране Советов людей лишили освещенности религиозно-общественных отношений и сместили мир вокруг с религии на человека, надеясь на то, что это приведет к исчезновению религии. Однако время доказало, что такое поведение приводит только к тому, что религия становится личным делом человека, сочетая светский образ с религиозными убеждениями.
Потому он организовывает подпольную школу, где осуществляет проповедническую деятельность. Именно его воспитанники, получившие знания об Исламе в помещениях с занавешенными окнами, заполнили нишу Исламского института, начавшего в начале 1990-х годов распространение знаний об исламской религии в официальном духовном высшем учебном заведении.
Многие помнят, что первая Назрановская мечеть появилась благодаря усилиям и стараниям С. Евлоева. Как вспоминает сын Суламбека Магомед, тайное строительство мечети началось в 1979 году. Он сам начал копать котлован под фундамент духовного храма. К этой работе подключились и другие жители города, вдохновленные его энтузиазмом и настойчивостью.
Завершить работу по возведению мечети они так и не успели. О строящейся мечети узнали представители КГБ, которыми было конфисковано строящееся здание, а человек, на имя которого оформлена постройка, условно осужден.
Но это не остановило представителей духовенства на пути к открытию религиозных храмов. В сентябре 1980 года Советом по делам религии при Совмине СССР в числе первых была зарегистрирована Барсукинская мечеть, которая, спустя время была сожжена. В связи с чем мусульмане Ингушетии обратились в Назрановский райисполком с просьбой вернуть для совершения религиозных обрядов конфискованную мечеть, которая была удовлетворена.
Таким образом, многолетние усилия Суламбека были вознаграждены Всевышним. Продолжая духовную миссию, он параллельно занимается совершенствованием своей специализации. В середине 1980-х годов он становится студентом восточного факультета Ленинградского государственного педагогического института по специальности «арабский язык и культура».
В 1987 году он уходит на пенсию, внеся свой вклад в техническую составляющую родного завода.
Для Суламбека жизнь была чудесным факелом, который попал ему в руки на мгновение и который он заставлял пылать как можно ярче, прежде чем передать другим. Его выступления слушали мусульмане, приходившие в Назрановскую мечеть, где он работал имамом. Проповеди своего имама слушали посетители Куртатинской мечети в Пригородном районе. В итоге он стал первым муфтием в условиях вновь образованной ингушской государственности.
До последнего дня жизни он выделял значительные средства на строительство мечетей по всей республике, занимался благотворительной деятельностью.
Продолжателями дела своего отца и достойными представителями этого рода стали сыновья Суламбека, для которых жизнь отца стала хорошим примером и образцом их личной жизни.
Расскажу про один случай, который мне рассказали жители селения Кескем.
Дочь их односельчанки X. Курскиевой, тяжело заболев, находилась в критической ситуации, 15-летнюю девочку необходимо было срочно вывезти за пределы республики. Из-за безвыходности положения родители поместили информацию о девочке на странице одного из Интернет-сайтов, на которую откликнулся наш земляк из Москвы. Он предпочел не называть своего имени и полностью взял на себя лечение больной девочки. После прохождения лечения в одной из ведущих клиник столицы дочь Курскиевых встала на ноги. Ничто не сравнится с радостью родителей, которые, благодаря милосердию добродетелей, дождались конца мучений родного чада. Человеком, подарившим девочке надежду на счастливое будущее, новую жизнь, как позже выяснилось, оказался сын Суламбека Евлоева - Магомед Евлоев.
Сегодня, рассказывая о Суламбеке Шахботовиче Евлоеве, его поистине великом подвижническом служении на ниве духовного возрождения Ингушетии, жизненном пути, масштабе личности, высоте духа, мировоззренческой позиции, мудрости и природной интеллигентности, мы с огромной горечью можем говорить о том, что с уходом из жизни С. Евлоева ингушский народ понес невосполнимую утрату. Но он был верен своей религии. А сущность веры состоит в том, что она придает жизни такой смысл, который не уничтожается смертью.
Детство и юность Суламбека Евлоева прошли в годы сталинской депортации в Казахской ССР. В 1959 г. получил аттестат с отличием о среднем образовании в г.Балхаш Казахской ССР.
В 1959 г., после возвращения из ссылки, поступил в Северо-Осетинский горно-металлургический институт г. Орджоникидзе, который окончил с отличием в 1965 г. С 1959 г. по 1962 г. работал в Али-Юртовской 8-летней школе учителем. С 1962 г. по 1972 г. работал на заводе «Электроинструмент», возглавлял разные отделы. С 1972 г. работал в ДОР управлении «Чечингавтодор». С 1985 г. по 1994 г. работал проректором Исламского института г. Назрани, который сам окончил в 1985 г. В 1985 г. награжден медалью «Ветеран труда». В 1992 г. награжден медалью «Дружба народов» Международной организации «Милосердие».
Дала къахетам болба цунах. Дала гешт долда.
Похожие статьи:
{related-news}
Добавить комментарий