Рычаги и приводные ремни

Что отличает и роднит конфликты в Закавказье и Косово?

С начала года лидеры косовских албанцев уже четырежды объявили о том, что готовы провозгласить в одностороннем порядке свою независимость и в этом их помощники – США и ЕС, НАТО и другие контролируемые америанцами международные структуры. Избранный 9 января албанским парламентом Косово и Метохии (сербы как не принимали, так и не принимают в нём участия) новым премьером бывший полевой командир Хашим Тачи по кличке «Змей» – личность, конечно, самоуверенная, но не настолько, чтобы не понимать, что своими заявлениями он может нервировать разве что только Сербию, поскольку она 20 января выбирала своего нового президента. Впечатление такое, что руководство косовских албанцев умышленно ведёт дело к резкому обострению ситуации на Балканах, если не к новой войне. Но проблемы албанцев и сербов сегодня не так актуальны. Актуальнее видятся три вопроса: 1) в действительности ли Запад однозначно единен во мнении, что надо «освободить» албанцев КосМета от Сербии; 2) в действительности ли остальной мировой общественности придётся это «проглотить» и 3) будет ли в дальнейшем «косовский прецедент» использоваться для урегулирования иных межэтнических конфликтов, в частности, закавказских как приемлемая модель решения?
На первые два вопроса отвечать преждевременно. Хотя уже известно, что в ЕС далеко не все (стало быть, и в НАТО) готовы безоглядно подчиняться США и тем кругам в Западной Европе, которые окончательно решили пожертвовать сербской государственностью. Например, Греция, Румыния, Болгария, Кипр – против. И не только они. И мир не «проглотит» уничтожение Сербии как суверенной страны. Против не только Россия и Китай, как часто показывают в СМИ стран Запада, но и такие страны «третьего мира», как Ливия, Венесуэла, Иран и т.д. Изменится ли позиция, скажем, тех, кто против, будь то из числа членов ЕС и НАТО или же те же Россия и Китай? Сейчас сказать трудно. Разве что о Москве можно сказать, что она будет последовательной и уже не отступит от своей позиции. Хотя бы из-за недавнего ввода Сербии в российский коммуникационно-энергетический проект «Южный поток» и, вообще, заключения обширного энергодоговора между Москвой и Белградом, который позволил российскому президенту Владимиру Путину заявить 25 января, что Россия и Сербия становятся «стратегическими энергопартнёрами», а также подтвердить, что в вопросе КосМета «Россия категорически против одностороннего провозглашения независимости» и не изменит своей позиции. Не зря, видно, победитель первого тура президентских выборов в Сербии, вице-председатель Сербской радикальной партии Томислав Николич тогда же, 25 января, заявил в интервью японской экономической газете «Никкэй», что не возражал бы против размещения российской военной базы в своей стране, если это послужит укреплению ее безопасности. «Если США для защиты от терроризма размещают ракеты в Европе, то Россия точно так же может создать себе опорный пункт в Сербии»,- сказал кандидат в президенты, подкрепляя аргументами своё мнение.
Что ж, и впрямь – энергоресурсы, коммуникации плюс военная составляющая и есть доказательства стратегического партнёрства. Реакция на эти реалии и Х.Тачи, и президента соседней Албании Бамира Топи, в очередной раз 25 января как заклинание повторивших тезисы о «неизбежности» односторонней независимости албанского Косово, да ещё «в ближайшие дни», - не более чем нервно-истерическая реакция на факт «возвращения» России на Балканы в качестве «игрока».
Но самый большой интерес проявляется к тому, послужит ли «косовский прецедент», в случае, если Запад во главе с США пойдёт на признание албанцев в одностороннем порядке, основой для аналогичных решений по Абхазии, Приднестровью и т.д.? Запад по-прежнему говорит, что это невозможно – случаи разные. То же говорят и сопредседатели МГ ОБСЕ, занимающиеся непосредственно карабахской проблемой. А поскольку представитель от США в ней М.Брайза – ещё и «куратор» по другим постсоветским конфликтам, то мы вполне можем прийти к выводу, что говорится такое для того, в первую очередь, чтобы «все слышали». Его французский коллега по МГ ОБСЕ Бернар Фасье, например, отвечая на многочисленные и идентичные вопросы СМИ как в Ереване, так и в Степанакерте и Баку, столь же многократно повторял, что это «очень сложный вопрос». «Ситуация в Косово совершенно иная. Об этом мы говорили и в Ереване, и в Баку, и в Степанакерте. Можно лишь взять некоторые её аспекты. Конфликт в Косово - это конфликт внутри одной страны. А в случае с карабахским конфликтом мы одновременно имеем дело с международным правом, конфликтом внутри Азербайджана и межгосударственным конфликтом. Пример один, но очень разные ситуации», - говорил Б.Фасье. То же самое говорится и по Абхазии с Южной Осетией.
Но это явно не так, что бы ни говорили представители международных структур. Например, активные заявления албанцев с начала года и не менее активная поддержка их со стороны США (22 января американский госсекретарь Кондолиза Райс, находясь в Берлине, заявила, что «опасно продолжать ждать того, что необходимо сделать» в ситуации с Косово, имея в виду именно албанскую независимость или – 23 января представитель Госдепартамента США Том Кейси на брифинге в Вашингтоне: «Мы вместе со многими членами международного сообщества полагаем, что настало время продвигаться вперёд в решении по статусу Косово в дополнение к тем продолжительным переговорам, которые провел г-н Ахтисаари, спецпредставитель ООН, со сторонами в конфликте. Настало время продвигаться вперёд с введением плана Ахтисаари, включая контролируемую независимость Косово».) уже привели к тому, что на пространстве СНГ «вспомнили» о других проблемах межтнических отношений, помимо армяно-азербайджанских, абхазо-грузинских и т.д. Так, 11 января гагаузский ученый, политик и дипломат, экс-посол Молдавии в Турции Федор Ангели в своём интервью (ИА REGNUM) заявил, что события в Косово «подогревают ситуацию вокруг разделенного гагаузского народа». «Некоторые гагаузы (проживающие на территории Молдавии и Украины), глядя на Косово, говорят: «Почему им можно, а нам нельзя? Мы ведь тоже разделённый народ». Осознают это и в самой Молдове – так, 16 января руководитель Центра стратегического анализа и прогноза Молдавии, доктор политических наук Сергей Назария заявил в интервью: «Любому трезвомыслящему человеку ясно, что возможное признание в одностороннем порядке ЕС и США косовской независимости - это очередная бомба под действующее международное право и очередное грубейшее нарушение принципов национально-государственного суверенитета и нерушимости государственных границ».
Да и в Армении, Карабахе и даже Азербайджане, как следует из анализа высказываний местных экспертов и политологов, даже более чем уверены, что если «косовский прецедент» и не станет настоящим политико-правовым прецедентом для разрешения проблемы, то, по крайней мере, «признание Косова повлияет на ситуацию и вокруг Карабаха. Собственно, уже влияет. Кто бы и что ни говорил, схожесть ситуаций совершенно очевидна» (директор Кавказского института СМИ, политолог Александр Искандарян, 25 января, в интервью азербайджанскому интернет-ресурсу Da.az). Причём так думают и в парламентах трёх сторон данного конфликта. И ещё более резкие оценки порой звучат со стороны властей и общественности, например, Абхазии и Южной Осетии. Правда, при этом уже есть и осознание того, что признание независимости Косова поводом для последующего признания независимости Арцаха (тот же А.Искандарян, к примеру) или других де-факто независимых республик. Ещё раньше министр иностранных дел Армении Вардан Осканян озвучил 9 января на своей пресс-конференции в Ереване, по сути, официальную позицию Еревана, заявив, что в случае Нагорного Карабаха и Косово есть много общего. Нагорно-карабахский конфликт приобрел военную составляющую после начала этнических чисток в Сумгаите, и именно эти трагические события являются основным аргументом невозможности нахождения Нагорного Карабаха в составе Азербайджана. Он добавил, что с этой точки зрения конфликты схожи и единственным различием тут является тот факт, что этнические чистки в Косово были пресечены НАТО, «а в случае с НКР это сделали мы». Таким образом, если говорится о неприемлемости возвращения Косово в состав Сербии по причине этнических чисток, то же можно сказать и о нагорно-карабахском вопросе. Напомним также, что он ещё в 2005г. в интервью немецкой газете «Suddeutsche Zeitung» отмечал: «Признание независимости Косово может стать позитивным знаком для армян Карабаха».
В конце концов, прозвучало и очередное предостережение со стороны МИД России. Сергей Лавров 23 января заявил журналистам, что «косовский прецедент» будет создан «не потому, что этого хотим или не хотим». «Он создаётся объективно. Прежде всего, этот прецедент будет создан для тех территорий, а это далеко не только Южная Осетия и Абхазия - по нашим скромным подсчётам, речь идёт о почти двух сотнях районов различных государств. Если кому-то что дозволено, то другие будут рассчитывать на такое же отношение к себе». Не потому ли во время последних дебатов по КосМету в ПАСЕ Запад всё же не выглядел столь уж монолитным, поняв, что в Кремле не шутят, а «по-хорошему» предупреждают своих партнёров о последствиях и ответственности за них? Так, ПАСЕ 22 января приняла резолюцию по ситуации вокруг определения статуса КосМета, в которой призвала не спешить и продолжить переговоры по определению этого статуса. «Ассамблея призывает государства - члены СБ ООН преодолеть существующие разногласия», - говорится в резолюции. Вместе с тем, в документе ПАСЕ настоятельно призвала заинтересованные стороны «продолжать действовать ответственно, соблюдать свои обещания при любых обстоятельствах, сохранять мир и диалог, воздерживаться от каких- либо подстрекательств», и отмечено, что ПАСЕ призывает сделать всё, что возможно, чтобы преодолеть разногласия и достичь компромисса, чтобы не дать Косово стать «пороховой бочкой, а в конце концов - и замороженным конфликтом на Балканах». ПАСЕ не исключает, что косовский парламент может провозгласить независимость в одностороннем порядке, и в этом случае ЕС необходимо достичь единой позиции по этому вопросу.
Наконец, генсек Совета Европы Терри Дэвис не берётся предсказать реакцию комитета министров этой организации в случае самопровозглашения независимости КосМета. «Косовские албанцы заявляют о своей готовности объявить независимость в одностороннем порядке. Если это действительно произойдёт, то комитет министров Совета Европы должен будет прореагировать, - отметил он 23 января, одновременно признав то, что столь неприятно для США и албанцев. - Не секрет, что европейские государства не могут договориться между собой. У них нет единого подхода к проблеме Косово. И Косово - часть Сербии. Границы государств не определяются Советом Европы. Этим вопросом занимается Совет Безопасности ООН. Мы знаем, что в СБ ООН существуют огромные трудности, чтобы решить вопрос в ту или иную сторону».
Получается, что на Западе даже самые проамерикански настроенные силы более не могут игнорировать тот факт, что два постоянных члена СБ ООН (Россия и Китай) последовательно против одностороннего предоставления независимости албанцам в сербском крае КосМет. Несмотря на это, США с 11 января (Т.Кейси) предупредили мир о своём намерении предоставить косовским албанцам ту самую «контролируемую независимость», в общем итоге трижды за короткий промежуток времени подтвердив слова Х.Тачи о поддержке Вашингтоном данного сценария. Президент РФ В.Путин успел дважды (в Софии 17 января и в Москве 25 января) предупредить, что Россия не изменит своих позиций. Более того, источники в Кремле дали знать, что даже если американцы и албанцы со своими союзниками пойдут в обход СБ ООН, то албанскому Косово никогда не быть членом ООН. При этом известно, что 16 января на своём заседании СБ ООН так и не решился на конкретный шаг, вместо этого фактически выведя переговоры и консультации так называемой Контактной группы по Косово, причём её экстренное заседание прошло в Словении 19 января без участия представителей США и России. Об итогах не сообщалось, известно лишь, что участники заседания (главы МИД Великобритании, Германии, Италии и Франции) должны были обсудить ситуацию вокруг КосМета и конкретные сроки направления гражданско-полицейской миссии в Косово, политическое решение о направлении которой ЕС принял в декабре минувшего года.
Всякий раз давалось понять, что окончательную позицию Запад выскажет после оглашения итогов президентских выборов в Сербии, ну а там предстоит второй тур. И хотя резолюция ПАСЕ и генсек СЕ Т.Дэвис в итоге высказались против односторонней независимости косовских албанцев, тем не менее, в этих структурах по-прежнему сильны позиции проамерикански-проалбанских сил, что выражается в заявлении докладчика ПАСЕ по КосМету британского лорда Рассела Джонстона, назвавшего позицию, например, России по КосМету «надуманной» и заявившего 22 января, что если Белград и Приштина не найдут взаимоприемлемый вариант по определению статуса Косово, то единственным путем решения проблемы будет придание независимости этому краю и что придание независимости Косово не станет прецедентом для других «замороженных конфликтов» из-за уникальности проблемы. По его словам, он якобы не сталкивался в других регионах Европы со схожей проблемой. И его поддерживает глава международной миссии ООН в Косово (UNMIK) Йоахим Рюкер, заявивший: «Глубоко убеждён, что Косово очень скоро достигнет своей желанной цели, а международное сообщество дает гарантии, что разделения края (по этническому принципу) не будет». Кстати, последняя фраза – одна из ключевых в косовской трагедии, и к ней ещё вернёмся. При этом есть признаки колебаний на Западе, выразившихся не только в резолюции ПАСЕ и заявлении Т.Дэвиса, но и в том, что 22 января покурор Международного трибунала по преступлениям в бывшей Югославии официально выдвинул против предшественника Х.Тачи, бывшего премьера Косово Рамуша Харадиная обвинения в убийстве, изнасиловании и издевательствах над мирными жителями. Обвинение требует приговорить Харадиная и ещё двоих этнических албанцев, обвиняемых вместе с ним, к 25 годам тюремного заключения. Это не мешает Х.Тачи 26 января прибыть в Еврокомиссию в Брюссель и публично заявить, что-де дата провозглашения албанской независимости уже согласована с Вашингтоном и Брюсселем и будет объявлена «в ближайшие дни». Судя по всему, тогда, когда станут известны итоги второго тура голосования на президентских выборах в Сербии…
Но известно также, что Белград принял план действий на случай провозглашения албанскими лидерами Косово независимости, который предусматривает разрыв дипломатических отношений со странами, которые признают суверенитет края. Принятый документ носит гриф высшей степени государственной секретности, однако известно, что одной из ответных мер Белграда может быть полная или частичная блокада края. Соответствующее решение было принято сербским парламентом еще в декабре 2007г. Пресс-служба правительства Сербии также распространила заявление, в котором говорится, что принятый документ является выражением единой государственной политики в отношении КосМета: «Он соответствует резолюции Народной скупщины (парламента) о защите суверенитета, территориальной целостности и конституционного порядка Республики Сербии».
Пожалуй, последний интересующий нас элемент международной полемики по КосМету и возможного использования «косовского прецедента» для урегулирования конфликтов в СНГ. Парируя обвинения лорда Рассела Джонстона и других адептов албанской независимости в «надуманности» позиции Москвы и в том, что Россия при этом поддерживает «сепаратистские движения в Южной Осетии и Абхазии», глава МИД РФ С.Лавров на своей пресс-конференции 23 января в Москве подчеркнул: «Российское руководство никогда не заявляло, что после Косово мы признает Абхазию и Южную Осетию». Действительно, не заявляло – просто В.Путин уже на протяжении не менее 3-4 лет открыто предупреждает Запад, что Россия не потерпит применения двойных стандартов при разрешении косовского вопроса и конфликтов в СНГ, а если Запад пойдёт на предоставление албанской независимости в обход ООН и игнорируя Сербию, то будет вынужден признать и право других народов на самостоятельность, в том числе и независимость.
Итак, насколько же схожи ситуации на Балканах и на Кавказе и насколько может быть применим «косовский прецедент» (а, вообще, каким же он будет?..) для окончательного урегулирования хотя бы одного из закавказских конфликтов?
Механические параллели на самом деле неуместны. В этом стоит согласиться со всеми, кто против слепого отождествления. Схожесть во многом. По большому счёту, все проблемы – наследие истории, отголосок процесса миграции и расселения турок и тюркоговорящих племён в Европе и на Кавказе. В одном случае – Османская империя, уничтожавшая нетюрок и немусульман, заселявшая на их земли лояльных албанцев-мусульман. В другом – Персидская империя, насильно выселявшая армян вглубь своей территории и поселявшая на их место лояльные себе тюркские народы. В то же время сугубо Карабах – также последствие вмешательства Турции в историю Закавказья в 20-е гг. XX века. Бывшие автономии, но не союзного значения – в составе СССР и бывшей Югославии. Автономный статус образования ликвидирован в одностороннем порядке союзной республикой, в составе которой оно было по Конституции союзного государства – соответственно, Грузинской ССР и Азербайджанской ССР и Сербии (это не относится к Приднестровью). Обострение конфликта после этого, вплоть до перехода к военным действиям того или иного характера. Этнические чистки, появление большого количества беженцев и временно перемещённых лиц, как следствие – признаки гуманитарной катастрофы. Стремление, соответственно, абхазов, осетин, карабахских армян и косовских албанцев к независимости от бывших метрополий. Достигнутая тем или иным способом победа над оппонентами – Грузией, Азербайджаном и Сербией. При переговорах по урегулированию внешние силы настаивают на невозобновлении военных действий и решении проблемы исключительно мирными путями. При косовских, да иных балканских дебатах в международных инстанциях заметно стремление признать неприкосновенными бывших административных границ между экс-субъектами югославской федерации, при игнорировании исторических и иных принципов определения территориальной принадлежности. То же самое – в случае с итогами самораспада СССР. Одинаково и отношение Запада к проблеме беженцев и временно перемещённых лиц. Тут какая-то странная «избирательность»: признавая право албанцев, азербайджанцев и грузин на возвращение в места прежнего проживания, со всеми вытекающими последствиями, в том числе и восстановлением попранных политических, имущественных и иных прав, Запад «молчит» о таком же праве косовских сербов и армянских беженцев, беженцев-негрузин из Абхазии и Южной Осетии. Наконец, бывшие метрополии не согласны признать факт сецессии – соответственно, Карабаха, КосМета, Абхазии и Южной Осетии.
Различий, может быть, и не больше, но они намного существеннее. Первое и, пожалуй, главное на сегодняшний день – отношение международного сообщества к обоим конфликтам. Многие уже отчётливо видят – выбор того или иного варианта решения определяется политическими симпатиями США и их союзников. В случае с КосМетом Вашингтон и многие на Западе хотят видеть своих марионеток «независимыми», в случае же с закавказскими де-факто независимыми республиками – по крайней мере, судя по публичным заявлениям, нет. Или это остаётся под большим вопросом. Хотя известно, что с 2007г., например, тот же М.Брайза заявлял, что проведение референдума для определения статуса предусмотрено в случае с Нагорным Карабахом и «не исключается», например, для Абхазии. То есть вполне можно предположить, что если эти референдумы (в случае с НК это уже будет повторный) состоятся и самоопределяющиеся народы твёрдо выскажутся за свою независимость, то Запад и в этом случае признает итоги всенародного свободного волеизъявления.
В случае с КосМетом между Западом, с одной стороны, и Россией с Китаем – с другой, нет согласия. В случае же с НК, если верить публичным заявлениям сопредседателей МГ ОБСЕ и глав их государств, США, Россия и Франция действуют согласованно и с единой позиции. При этом только Москва действительно во всех конфликтах действует идентично, настаивая на том, что прежде всего сами конфликтующие стороны должны прийти к договорённости и найти взаимоприемлемое решение. А посредники могут только способствовать осуществлению найденного варианта урегулирования. И если, соответственно, конфликтующие народы Закавказья, сербы и албанцы пока не могут найти такого решения, то мирные переговоры должны продолжаться. Впрочем, сейчас уже есть попытка прийти к единой грани подхода, сулящей возможное достижение согласия между Западом и Россией по КосМету. Известно, что «взамен» отказа от своей земли Сербии пообещали «ускоренное» вступление в ЕС. И, как заявлял будучи в Армении в 2005г. министр иностранных дел Словении, тогда – ещё и Действующий председатель ОБСЕ Димитрий Рупель, группа, занимающаяся проблемой КосМета, предложила довольно интересное 4-этапное решение, которое может быть полезным и для решения других конфликтов, и, согласно этому плану, на последнем этапе КосМет становится членом ЕС, и проблема самоопределения и т.д. автоматически отпадают. Выступая на зимней сессии ПАСЕ, российский депутат в ПАСЕ Константин Косачев как бы вскользь предложил иной вариант приёма КосМета в ЕС – принимая единую Сербию в ЕС, Запад также автоматически принимает и КосМет, и в этом случае все права косовских албанцев также будут соблюдены, учитывая публичные декларации сербского руководства о приверженности евростандартам и готовности восстановить автономный статус края. Однако 21-22 января 2008г. это предложение Москвы, которое мы вправе расценивать и как «специальный мессидж» Европе от России, осталось «неуслышанным» западными странами.
Второе существенное различие. Изначально международное сообщество игнорировало тот факт, что в случае с КосМетом речь идёт не столько о конфликте между Сербией и бывший автономным краем, а между двумя этносами – сербами и албанцами, что носит уже не политико-правовой, а исторический, объективно обусловленный характер. Конечно, то же самое можно сказать и о проблемах Закавказья. Но с существенной оговоркой. Ни на одном из этапов переговоров Запад не выказывал стремления считаться с тем, что в косовском конфликте на деле есть как минимум три стороны – помимо сербов Сербии и албанцев, ещё и сербы самого КосМета. В Закавказье же игнорировать волю народов региона у Запада не получается, как он ни старается на протяжении 16 лет.
Власти Армении, например, постоянно и официально предупреждают, что существует три базовых принципа по Нагорному Карабаху: 1) Карабах не может быть в составе Азербайджана; 2) Карабах должен иметь связь с Арменией, и 3) должны быть чёткие гарантии невозобновления военных действий. «Вне этих принципов мы не будем обсуждать вопрос урегулирования конфликта», - заявил 24 января премьер-министр, кандидат в президенты РА Серж Саркисян во время предвыборной встречи с общественностью г.Мегри. В случае же с КосМетом международное сообщество не намерено ни в каком виде и ни на одном из этапов признавать необходимость вступления неалбанского населения в переговорный процесс, тем более – учёта его интересов, в том числе и интересов безопасности. И отрицается право неалбанцев на какое-либо то или иное своё волеизъявление. Напротив, как отмечалось выше в словах Й.Рюкера, Запад настаивает на сохранении мультинационального КосМета под управлением мусульман-албанцев и при международных гарантиях, что разделения края по этническому принципу не будет. То есть Запад отказывает косметовским сербам и другим неалбанцам в праве самоопределиться в рамках… пока что своей собственной страны – Сербии, а также в рамках непосредственно самой территории КосМета. За арцахскими армянами это право теоретически всё же признаётся.
Ещё одно отличие – КосМет под управлением албанцев абсолютно не готов к независимому существованию и функционированию как отдельное государство. Это криминальный пункт, «зарабатывающий деньги» на транзите наркотиков в Европу. Об этом, кстати, вскользь упомянул и один из британских парламентариев в ходе зимней сессии ПАСЕ, потребовавший, чтобы ему объяснили, почему европейцы должны тратить деньги на заведомо «несостоявшееся государство» албанцев КосМета? Значит, либо косовские албанцы затем будут стремиться к объединению с Албанией, либо на карте Европы будет искусственно поддерживаться существование типичной политико-экономической «чёрной дыры», съедающей громадные финансовые средства. Закавказские же республики, плохо или хорошо, но преодолели поствоенный синдром. Помимо демократических реформ, в послевоенные почти 14 лет развивалась и экономика, ставшая вполне самостоятельной. И НКР, Абхазия и Южная Осетия вполне доказали, что в состоянии существовать и функционировать как независимое и самостоятельное государство, в том числе и с экономической точки зрения.
Далее – в КосМете этнические чистки были прекращены со стороны международных структур. Фактически – путём объявления войны Югославии со стороны НАТО и оккупации края так называемым KFOR. Причём это носило односторонний характер. Когда же албанцы под прикрытием НАТО начали «свои» этнические чистки, то Запад ни в коей мере не вмешался и не предотвратил убийств и исхода в общей сложности почти 300 тыс. одних только сербов. Более того, не пощажены были даже албанцы-христиане (католики), также в основном бежавшие из КосМета. В Закавказье же этнические чистки были прекращены самими самоопределяющимися народами. И исход азербайджанцев из НКР и территории пояса безопасности, как и грузин из Абхазии и Южной Осетии, не носил характера этнической чистки – это были последствия войны, т.к. зачастую сами бежавшие бросали свои дома и земли, опасаясь контрнаступлений противоположной стороны. И если, как отмечает Запад, неприемлемо возвращение КосМета в состав Сербии по причине этнических чисток, то то же самое можно сказать и об Абхазии, Южной Осетии и Нагорном Карабахе и невозможности их пребывания в составе Грузии и Азербайджана соответственно.
Ещё одно отличие - нынешний хрупкий мир в КосМете, как и недопущение армии и других силовых структур Сербии в край, достигается путём постоянного содержания здесь и войск НАТО, и протектората ООН в лице её миссии UNMIK. В Закавказье в одном случае сдерживающим фактором являются трёхсторонние миротворческие силы (в Южной Осетии, под эгидой ОБСЕ), миротворцы СНГ (в Абхазии, под эгидой ООН) и… Армия обороны Нагорного Карабаха.
Далее – в случае с КосМетом какую-то роль играет и исламский фактор. В случае с Закавказьем этого нет, что выражается, к примеру, в том, что крупнейшее соседнее мусульманское государство, заинтересованное в ситуации в Закавказье – Иран, на всём протяжении развития региональных конфликтов занимал сбалансированную позицию и даже пытался выступать посредником между армянами и азербайджанцами (до лета 1992г.). Признание же независимости албанцев КосМета вполне выглядит и как своеобразный «жест доброй воли» Запада мусульманскому мировому сообществу, как это было и в 19916-97гг. в случае с мусульманами Боснии и Герцеговины. А заодно – «отвлекающий манёвр» для мусульман, всё чаще негодующих против нежелания Запада «надавить» на Израиль из-за неурегулированности ближневосточной проблемы и, в частности, статуса Иерусалима.
Кроме того, по существу, независимость косовских албанцев - типичная аннексия территории суверенной страны, просто не со стороны какой-то другой страны, а со стороны международной военно-политической структуры, подстрекаемой США. Вспомним, что в 1999г. далеко не все члены Североатлантического блока одобрительно отзывались о войне с Югославией. Попытка же применить возможный «косовский прецедент» в случае с Закавказьем поставит на один уровень захват территории, пусть даже и «узаконенный» впоследствии Западом, с абсолютно конституционно обоснованным и полностью изначально легитимным выходом самоопределяющихся территорий из состава СССР, Грузии и Азербайджана. Запад, естественно, будет стремиться к сугубо политическому решению и даже – политизированному, в обоих случаях. И тем самым подложит под существование и албанского КосМета, и Закавказья типичную «мину замедленного действия», то есть заложит предпосылки будущих войн за эти территории.
А ведь список различий ещё далеко не полный. Но, представляется, что и приведённых аргументов вполне достаточно, чтобы понять – «косовский прецедент» для Закавказья в целом не может служить ни примером, ни прецедентом. Остаётся примкнуть к мнению президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты, высказанному в ходе пресс-конференции 23 января в Москве применительно к судьбе его республики: «Предоставление независимости Косово не может быть прецедентом для признания независимости Южной Осетии, но может стать рычагом для решения этого вопроса». И согласиться с ним, что, как и у его Южной Осетии, так и у Абхазии и НК, больше политико-правовых обоснований для признания своей независимости, чем у албанцев КосМета (за 16 лет в ЮО было проведено даже два референдума!), и что со свободным волеизъявлением закавказских народов необходимо считаться всему миру. Одновременно – вместе с ним посожалеть, что «международное сообщество по этим двум ситуациям использует политику двойных стандартов», а также надеяться на то, что Россия не даст Западу «до конца» пользоваться этими двойными стандартами при оценке ситуаций в КосМете и в Закавказье.
Похожие статьи:
{related-news}
Словен
Сербов-то подставили... Все до единого!!!! Не обосрать бы свои позиции на Кавказе и в Молдавии!!!! И принцип чёткий - кто с НАТО, ну так и идите ... с нею на фиг!!!! Кто с Россией - наши друзья. Хватит голову морочить!!!
Арсен
Карабах и без Косово и албанцев станет независимым. Абхазия и Южная Осетия - тоже. Наши народы на своей земле всю жизнь живут!!!! На кой чёрт нам албанские гадёныши?..
Сильвестр
Арсен, если ты ещё есть в виртуале... Пока что не Карабах, а Абхазия и Южная Осетия стали независимыми, невзирая на "косовский прецедент"!.. Вы там что-то отстаёте реально...
Добавить комментарий