АРСЕН КАНОКОВ: МЫ ПОМНИМ ПОГИБШИХ ГЕРОЕВ

АРСЕН КАНОКОВ: МЫ ПОМНИМ ПОГИБШИХ ГЕРОЕВСегодня исполняется 15 лет со дня нападения в 2005 году на Нальчик и отмечается День памяти сотрудников правоохранительных органов Кабардино-Балкарии, погибших от рук террористов. Трагическая дата в истории республики, разделившая ее жизнь на до и после, прямо или косвенно затронувшая судьбы большого количество людей. Считаю важным время от времени вспоминать об этом событии, поскольку детали его забываются, а, значит, забываются уроки, которые наше общество вынесло из этой беды. Что чревато новыми ошибками для молодого поколения кавказцев.
28 сентября 2005 года мне доверили возглавить Кабардино-Балкарию, парламент единогласно проголосовал за мое назначение. Много лет до этого я жил и работал в Москве, но старался не терять связи с малой родиной, помогать землякам и в самой республике, и приезжавшим в столицу реализовать себя. Кроме прочего вкладывал средства в различные проекты. Когда мне рассказали, что пропали деньги, собранные на возведение мечети в Нальчике и это вызывает недовольство среди мусульман, решил сделать подарок городу – построить соборную мечеть. Она была открыта в 2004 году. В этом же году вместе с первым президентом КБР Валерием Коковым дали старт строительству собора Марии Магдалины – взялся спонсировать еще один религиозный объект уже для православных жителей республики. Мне казалось это правильным - после выхода из тяжелых перестроечных лет строить храмы, где люди получают духовную поддержку…
Будучи заместителем председателя Комитета Госдумы по бюджету и налогам, членом Комиссии ГД по проблемам Северного Кавказа, часто приезжал в Нальчик, знал о сложной общественно-политической ситуации, о социальных проблемах, больших долгах и безработице, росте криминала. О нападении в 2004-м году на Управление Госнаркоконтроля, когда убили четверых сотрудников и похитили много оружия, о растущем противостоянии молодых мусульман, выбравших новое направление в исламе, с религиозными лидерами традиционного ислама и правоохранительными органами, о межнациональной напряженности, территориальных спорах, об убийстве главы Хасаньи…
Осознавая полноту ответственности и неимоверную сложность этой работы, долго обдумывал предложение возглавить республику, советовался с близкими и, в конце концов, согласился. И вернулся на родину не с пустыми руками, а с намерением и четким планом поэтапного решения проблем, мягкой силой, консолидирую и объединяя вокруг себя госаппарат, силовые структуры, гражданское общества. Поскольку осознавал – будь ты хоть семи пядей во лбу, без поддержки людей, понимающей, верной команды ничего не добиться.
Уже через три дня договорился с руководителем Агентства прямых инвестиций России о создании амбициозного прорывного инвестиционного плана развития республики, через неделю получил предварительное согласие Владимира Потанина об инвестировании в восстановление Тырныаузского горно-обогатительного комбината, обсудил вопрос реструктуризации миллиардных долгов республики Газпрому и РАО ЕЭС…Нововведения в финансовой системе для исключение коррупционной составляющей, внедрение автоматизированной системы управления бюджетным процессом, поиски дополнительных источников пополнения остродефицитного бюджета, поездки на производственные предприятия республики для изучения на местах, есть ли ресурсы для создания новых рабочих мест… Каждый час времени посвящал поиску решений главных проблем республики…
Мне казалось, я внутренне готов к любым трудностям и неожиданностям. Но представить себе не мог, что уже через две недели после моей инаугурации произойдет нападение на Нальчик вооруженной группы из более 200 человек, вдохновленных террористом номер один Басаевым, целью которых будет захват стратегических объектов: зданий силовых ведомств и транспортных узлов. Причем, большинство нападавших окажутся уроженцами республики, молодыми людьми от 20 до 30 лет…
Утром 13 октября я был в своем кабинете в Доме правительства, когда ко мне забежал встревоженный начальник охраны и сообщил о стрельбе в городе. Он настаивал, чтобы я перешел из кабинета, окна которого просматриваются с проспекта Ленина, в другой, в глубине здания. Ситуация была непонятной, никакой информации из МВД накануне не поступало, телефонная связь отсутствовала. Сотрудники администрации волновались за своих детей, пытались прозвониться в школы и вузы. Поручив найти и созвать членов Совета безопасности, я остался в своем кабинете. В скором времени все собрались, но из-за проблем со связью и отсутствия достоверной информации объективно обстановку в городе оценить было сложно. Министр внутренних дел Хачим Шогенов сообщил, что на рассвете на окраине города проведена спецоперация, ликвидирована группа террористов из десяти человек. Двумя днями раньше у одного из задержанных боевиков обнаружили карту с отмеченными объектами – аэропорт, силовые структуры, дома высокопоставленных чиновников…Было понятно, что готовится диверсия, но когда – неизвестно…
Через полчаса после нападения позвонил президент России Владимир Владимирович Путин. Я доложил обстановку. Он потребовал держать ситуацию на постоянном контроле. Подбодрил: «Да, выпало боевое крещение... Ничего, после этого уже ничего не будет страшно» … В полдень в Нальчик приехал Полномочный представитель президента РФ в ЮФО Дмитрий Козак, который пробыл до следующего дня, пока атака не завершилась…
С началом Второй чеченской кампании в 1999 году, когда боевики Шамиля Басаева вторглись в Дагестан, террористы стали терять контроль над территорией Чечни. И бандиты решили вернуться к практике организации терактов. В октябре 2002 года в Москве захватили заложников в театральном центре на Дубровке, жертвами стали 129 человек. В июле 2003 года смертница подорвалась на рок-фестивале «Крылья» - 16 человек погибли, 57 получили ранения. В июне 2004 года было совершено нападение на Ингушетию, в результате которого 98 человек погибли и 104 получили ранения. В августе того же года две смертницы совершили взрывы в двух авиалайнерах - погибли 89 человек. Самый бесчеловечный теракт произошел в Беслане - 1 сентября 2004 года погибли 334 человека, 186 из которых — дети.
Басаев, планируя теракты с большим числом жертв, пытался повторить свой успех в Буденновске в 1995 году, когда федеральный центр пошел на переговоры с террористами. Но ничего не выходило. Более того, они потеряли поддержку на Западе — весь мир уже понял, что из себя представляют «защитники» народа.
Тогда, чтобы получить новых сторонников, он стал действовать изощренНее – провозгласил борьбу сугубо с силовыми органами, как с защитниками «несправедливого», «преступного» по отношению к простым людям государства. Суть идеологии была проста – они построят новое, праведное, основанное на шариате, исламское государство. В рамках этой новой идеологии разработали план по нападению на Кабардино-Балкарию, где почва давно была подготовлена – с 1998 года существовали Кабардино-Балкарский джамаат, джамаат «Ярмук», созданные, как альтернативные религиозные организации к Духовному управлению мусульман КБР. Начиная с 2000-го года лидеры джамаата перешли в оппозицию и к ДУМ, и к власти республики. А с 2003-го года, когда сотрудники милиции ввели по отношению к ним жесткий прессинг - вызывали на допросы, избивали, закрывали их молельные дома, - и вовсе объявили им войну и ушли в подполье.
Именно они 14 декабря 2004 года под руководством Анзора Астемирова и Илесса Горчханова совершили вооружённое нападение на наркоконтроль. Летом 2005 года террористы создали так называемый «Кавказский фронт», в который вошли и члены ваххабитского подполья Кабардино-Балкарии. За два дня до нападения, 11 октября, руководители подполья встретились с Басаевым, получили от него последние инструкции. Главную ставку делали на фактор внезапности, и, хотя он был во многом утрачен, когда задержали их связного с флэш-картой с фотографиями силовых структур и схемой аэропорта, нападение на город решили не отменять.
В начале десятого утра началось вторжение — одновременные нападения на объекты небольшими группами. Атаки на аэропорт, погранотряд, здание 1-го городского ОВД были отбиты довольно быстро. В районе 2-го ОВД завязался бой, а у здания УФСБ вообще развернулось тяжелое сражение. В городе началась паника, повсюду свистели пули, шла настоящая война, остановился общественный транспорт, была нарушена мобильная связь.
К 13:30 завершился штурм здания УФСБ. Уцелевшие боевики укрылись в находящемся напротив магазине «Сувениры», взяв двух заложниц. Еще одной группе удалось занять первый этаж 3-го городского ОВД, но их заблокировали и снаружи, и со второго этажа. Группа террористов засела также в здании управления ФСИН.
Больницы Нальчика заполнились до отказа, приток раненых не прекращался, были заняты все операционные. К ночи несколько десятков нападавших сдались властям, множество тел их соучастников лежали на улицах Нальчика. Утром 14 октября нейтрализовали боевиков в 3-го ОВД, заложники были освобождены. Примерно в это же время были убиты террористы, прятавшиеся в магазине «Сувениры». К двум часам дня 14 октября был ликвидирован последний очаг сопротивления — в здании ФСИН.
За эти полтора дня силовые подразделения потеряли 37 человек, 131 получили ранения. Жертвами террористов стали 15 мирных жителей, 92 были ранены. Были убиты 95 боевиков. Одному из лидеров, Астемирову, удалось скрыться, Горчханов был убит. Атака на Нальчик стала последней крупной акцией Басаева. В ночь на 10 июля 2006 года он был ликвидирован в Ингушетии. Астемирова убили через пять лет.
Судебное разбирательство по делу о нападении террористов на Нальчик было долгим. 23 декабря 2014 года Верховный суд Кабардино-Балкарии приговорил Анзора Машукова, Мурата Бапинаева, Аслана Кучменова, Расула Кудаева и Эдуарда Миронова к пожизненному заключению. Еще 49 подсудимых были приговорены к различным срокам тюремного заключения.
Таков итог этой войны. Погибли десятки сотрудников силовых органов, простые прохожие... Нападавшие понесли заслуженное наказание. Одурманенные, ослепленные ложными идеями молодые люди стали "пушечным мясом" для больших игроков. Кого-то обманули, возможно, использовали наркотики, кого-то прельстили деньгами. В любом случае ими манипулировали хорошие психологи. Анализировал потом их образ жизни, биографии. Большая часть - обычные жители республики, которые ничем не выделялись, в основном характеризовались положительно, многие безработные. Не хватило знаний, мудрости, самостоятельно разобраться, понять, осознать, на что их толкают и как лучше поступить. И в один день они вдруг решили взять в руки оружие и убивать своих братьев, соседей, одноклассников, односельчан…
Я часто думаю, можно ли было предотвратить это зло? И что надо было сделать для этого? Наверное, изначально следовало всем серьезнее отнестись к неожиданно массовому вовлечению в ислам большего числа молодых людей. Ведь к религии приходят осознанно, чаще в зрелом возрасте. Поначалу ни у кого не возникло сомнений по этому поводу. Молятся, не пью, не курят, степенные, спокойные, придерживаются чистоты в отношениях – это же хорошо. Молодые мусульмане, получившие после перестройки возможность изучать религию, в том числе за рубежом, оказались в нелегкой ситуации. Они делали первые шаги в исламе и должны были сами найти пути к жизни «по совести», при этом суметь отличить и дистанцироваться от тех, кто искал нечто другое — прикрываясь верой, призывал к террору…Помочь разобраться было некому. И они, со свойственным молодости максимализмом, начинали конфликтовать с родителями по поводу их «греховности» и необходимости молиться, спорить со стариками, категорически отвергая любые теологические воззрения, кроме тех, что узнали сами. Это вело к их обособлению от общества. И здесь бы осознать, что нужно с ними вести работу, терпеливо, системно объяснять, переубеждать. Вместо этого началось активное общественное порицание. Не наладило с ними должных коммуникаций и Духовное управление мусульман. Слишком упрощенный и жесткий подход – закрытие молельных домов, грубые меры, методы подавления со стороны милиции - лишь укрепили молодых мусульман-ваххабитов в их убеждениях – это общество жестокое и больное, против него надо бороться, чтобы создать другое – более справедливое и праведное.
За прошедшие годы многие общественные деятели пытались объяснить причины событий 13 октября. Кто-то сформулировал их в одном предложении: трагические события явились следствием критически высокой степени социальной несправедливости в Кабардино-Балкарии на фоне продолжающейся войны в Чечне. Да, наверное, так и есть. Но еще – отсутствие внятной молодежной политики после слома эпох начала 90-х, национальной идеи, высокая безработица, низкий уровень жизни, коррумпированность, закрытость и низкий авторитет чиновников и силовых органов, флер ложного героизма «освободителей» народа Масхадова и Басаева, которые при этом являлись организаторами кровавых терактов... Что нужно было делать? Системно и кропотливо, спокойно и профессионально решать эти проблемы. И открываться, терпеливо разговаривать с ними, пошедшими по кривой дороге. К сожалению, когда все это началось, у властей и общественности республики не было опыта и знаний...
В эти дни середины октября я испытал, наверное, как и все жители республики, чувство глубокой горести — в один день мы потеряли 52 ни в чем не повинных человека, 37 из них — герои, защитившие нас с вами, наш город ценою собственной жизни. Светлая, вечная память всем жертвам теракта! Глубокие соболезнования их близким, их детям! И еще — по-человечески было жаль родителей тех, кто стал причиной этой трагедии, для которых произошедшее тоже стало страшным потрясением...
Мне хотелось быстрее залечить раны, нанесенные этим событием. Не раз встречался с близкими погибших милиционеров и искренне скорбел с ними, сопереживая горю. Не отказывал во внимании и родственникам боевиков, чьи тела не были выданы. К сожалению, закон этого не разрешает, и я не смог им в этом помочь…
Был прозрачен и доступен для людей, считал важным чувствовать настроения в обществе. Давал обратную связь на все письма граждан, ездил регулярно вместе с министрами в населенные пункты республики. Встречался с представителями духовенства, говорил о необходимости совершенствования работы с прихожанами. Мы пытались возродить и лучшие национальные традиции, предписывающие уважение к старшим, ценность человеческих отношений и их приоритетность над религиозными.
Предпринимали меры по развитию общественных институтов, культуры, спорта, создавали молодежные организации, проводили фестивали, чемпионаты по шахматам, футболу, сообща, организовано праздновали большие даты в истории республики. И параллельно работали над решением экономических проблем, созданием благоприятных условий для ведения предпринимательства, обучением молодежи за рубежом в бизнес-школах, давали средства на старт-апы. На время это привело к спаду напряженности и, признаться, мне хотелось реже вспоминать о нападении на Нальчик, так как считал, что все выводы сделаны и надо уже строить имидж республики как инвестиционно-привлекательной, мирной, чтобы реализовать амбициозные планы по экономическому прорыву. Но, к сожалению, через несколько лет теракты возобновились, подполье существовало еще многие годы, погибали и люди в форме, и простые граждане...
То, что многие акции были близки по времени к окончанию моего срока пребывания на должности главы, наталкивало на мысль, что они инспирируются извне, кто-то координирует действия террористов. Мне не хотелось в это верить – слишком уж чудовищна была цена… Но, когда я все же написал заявление, и, не доработав до конца второго срока, ушел, и в республике резко стихли и террористические проявления, и успокоились некоторые националистические организации, которые также вели себя провокационно, я окончательно убедился в том, что кто-то руководил попытками ввергнуть республику в хаос, в то время, как мы всеми силами, каждый день прилагали усилия для ее мирного развития…
Когда мои дети были маленькие, я им говорил - чтобы не быть обманутым, нужно подвергать сомнению то, в чем тебя пытаются убедить, быть самостоятельными в своих решениях и действиях. Важно уметь анализировать, отличать хорошее от плохого. Нельзя абсолютно категорично быть в чем-то уверенным. Фанатичная вера во что-либо или в кого-либо – будь то религия, личности, традиции, принципы – раздолье для всякого рода манипуляторов…Фанатиками легче управлять. Думая, что творишь добро, можно не заметить, как окажешься в рядах воинов зла…Помните об этом.

Каноков Арсен Баширович
Похожие статьи:
{related-news}
Добавить комментарий