НЕТ, НЕ ДОСТОЯНИЕ РОССИИ...

НЕТ, НЕ ДОСТОЯНИЕ РОССИИ...В статье «Нет, не Гулливер...», опубликованной в прошлом номере «Ставропольских ведомостей», мы рассказали о беспредельной, в общем-то, ситуации. «Газпром Трансгаз Ставрополь» уже шестой год не выполняет решение Арбитражного суда от 2013 года о рекультивации 16,2 гектара земли сельскохозяйственного назначения, варварски испорченной им же во время капитального ремонта и прокладки газопровода в окрестностях Моздока. Более того, все это время устраивает провокации против инициатора иска фермера А. Тебиева. Вплоть до лживых доносов в полицию о неуплате им налогов, о представлении им в суд фальсифицированных документов, о причастности его к терроризму. Которые, впрочем, ничем не подтвердились. Последний, прямо скажем, просто изуверский шаг наших газовиков - обращение в Арбитражный суд Северной Осетии с иском об изменении границ земельного участка Тебиева. В качестве соистца выступил и сам «Газпром». И суд Северной Осетии, а затем и Шестнадцатый апелляционный арбитражный суд в Ессентуках и Арбитражный суд Северо-Кавказского округа пошли на поводу у всесильного монополиста, своими решениями перекроили все границы земельных участков так, что теперь на земле Тебиева нет ни одного газпромовского объекта. Просто выхватили из владений аж 80 гектаров. Шестнадцатый апелляционный арбитражный суд в составе трех федеральных судей подтвердил, что внешние границы участков Тебиева первой инстанцией были изменены незаконно. Но впоследствии и Арбитражный суд Северо-Кавказского округа так же незаконно, как и первая инстанция, изменил внешние границы участков Тебиева. В той статье мы обещали читателям вернуться к подробному анализу последних судебных решений и их последствиям как для маленького фермера Тебиева, так и для всех нас. Уж очень они характерны как пример прогибания судебной машины под сильного мира сего. Что сейчас и делаем.

Клин клином вышибают


Технология отъема у Тебиева земли с помощью судебной машины просто поражает своей бесстыдной изощренностью. Сначала «Газпром Трансгаз Ставрополь» под предлогом уточнения площади землепользования (якобы она завышена на 166 квадратных метров, тогда как допустимая погрешность на такую площадь - целых 4 тысячи «квадратов»), незаконно и не имея на это права изготавливает в 2016 году за свой счет новые межевые планы земельных участков Тебиева, правообладателями которых не является. Не ставя об этом в известность арендатора, что противоречит закону. Меняет конфигурацию участков, вырезав 20 гектаров, фактически вклинивает в землепользование Тебиева свои новые участки. Их «Газпром Трансгаз Ставрополь» формирует, естественно, за счет Тебиева же угодий. При этом кадастровый инженер Ж. Ромашова, сделавшая по их заказу межевые планы, кстати, без выезда на место, по картам Гугл, даже лихо изменяет их вид - с «единое землепользование» на «многоконтурный». При этом «Газпром Трансгаз Ставрополь» подал в Росреестр Северной Осетии изменение внешних границ Тебиева на кадастровый учет и получил выписку из ЕГРН.
Используя эту выписку, газовики обратились в Арбитражный суд Северной Осетии с иском об изменении границ участка Тебиева и установлении границ своих участков, а также обратились с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения об обязании их восстановить нарушенную на участке Тебиева землю. Суды эти заявления приняли, начались разбирательства. Но Тебиев обжаловал решение Росреестра об изменении границ в Росреестр России, и изменения, проведенные незаконно газовиками, были отменены. В марте 2016 года Росреестр Северной Осетии выдал газовикам письменное решение об отказе в регистрации изменений границ участков Тебиева и участков газовиков.
Специалисты республиканского управления Федеральной службы кадастра и картографии указали, что вид земельных участков определен с ошибкой, и отказали в регистрации трех участков газовиков. Как и отказали в уточнении границ земельных участков Тебиева при их межевании, написав в причинах отказа неприятную для газовиков правду:
«В межевых планах отсутствуют документы, подтверждающие права «Газпрома» на занятые три земельных участка под крановые площадки». Все дело было в том, что «Газпром Трансгаз Ставрополь» при замене нитки газопровода отклонился от старого маршрута. На 50 - 100 метров вглубь участка Тебиева. Это подтвердит и проведенная по решению суда экспертиза. Внутренние границы пяти так называемых крановых площадок от надземной части газопровода, естественно, теперь не совпали с теми, которые были указаны в старых межевых планах. Земельные участки под ними, кстати, не были оформлены газовиками в установленном законом порядке, не имели зарегистрированных и поставленных на учет границ. При этом ни разрешения на строительство при прокладке нитки газопровода в новом месте, ни землю под свои объекты в установленном порядке газовики, опять же, не получили. Более того, не установили, как то полагается, охранные зоны вокруг своих объектов. В общем, вели себя как хозяева, которым все можно в любом уголке страны. Теперь, когда Тебиев прибег к закону и, в общем-то, призвал их к порядку и законопослушанию, все это и вылезло. Чтобы вернуться к своей вольнице, газовикам было необходимо узаконить незаконное перемещение крановых площадок, чтобы, так сказать, выдернуть из-под Тебиева землю и как следствие - право на требование ее рекультивации. Для чего как раз и потребовались межевые планы Ромашовой.
Но Росреестр остался на стороне закона, номер, как говорится, у «Газпром Трансгаз Ставрополя» не прошел. Тем более что имелись относительно свежие межевые планы на эти же земельные участки Тебиева. Их изготовил по заказу Тебиева в порядке уточнения границ своего земельного участка кадастровый инженер А. Еремин. За две недели до затеи газовиков его межевой план был поставлен на государственный кадастровый учет. Возможно, именно это событие и навело газовиков на мысль сделать свои межевые планы. Ведь клин клином вышибают.

Все не то и все не так


Как бы там ни было, а отказ Росреестра Северной Осетии в постановке на кадастровый учет станет для «Газпром Трансгаз Ставрополя» поводом для обращения в суд. Скорее всего, газовики на это и рассчитывали. И отправной точкой будет утверждение, что межевые планы Ромашовой на «многоконтурные» участки - самые что ни на есть правильные, законные, а Еремина - сделаны с грубейшими нарушениями, чуть ли не фальшивые.
Мол, все он сделал не то и не так. Допустил грубейшие ошибки при их составлении и прочее. И самое главное - не согласовал границы с ними, великими газовиками. Между тем как раз именно Еремин сделал все по закону. Раз участки под крановыми площадками не были надлежащим образом оформлены, то и согласование не требовалось. Но у Тебиева намного больше оснований заявлять, что как раз в иске газовиков все не то и все не так. На что он неоднократно обращал внимание суда в ходе судебного процесса. А именно на то, что самого основного - правоустанавливающих документов на землю - у истцов нет. И что истцы правами на землю никакими не обладают, и у Еремина не было обязанности согласовывать с ними границы. Ромашова же, в сущности, превысила свои полномочия, фактически присвоила старые кадастровые номера новым крановым площадкам. Если бы ставилась цель просто поставить их на учет, то на участке Тебиева под них можно было бы образовать внутренние контуры. Что в подобных случаях всегда и делается. Договором же обеспечивается право владельца сооружения доступа к ним. Но в данном случае целью истцов были внешние границы участка Тебиева. Поэтому Ромашова и вырезала из его владений в пользу «Газпром Трансгаз Ставрополя» именно ту землю, которую газовики обязаны были восстановить по решению суда.
Но и это еще не все. У Тебиева выстроилась целая батарея доказательств необоснованности исковых требований, как формальных, так и по существу. Во-первых, истцы не соблюли обязательный порядок досудебного урегулирования спора. Попросту не посылали ему претензии, что по закону обязательно, хотя в суде их представители уверяли, что сделали это, но доказательств так и не представили. К сожалению, судья принял их слова за чистую монету. Во-вторых, Тебиев к моменту подачи иска уже фактически не являлся надлежащим ответчиком. Еще в 2017 году он дал согласие администрации Моздокского района на изъятие из его владений земли под участки газопроводных крановых площадок. Администрация специально разделила участок Тебиева, чтобы эти площадки стали располагаться в выделенном из его границ новом участке и Тебиев к ним больше не имел никакого отношения, а «Газпром» мог строить на этом участке все свои объекты - и старые и новые, чтобы не было больше у Тебиева никаких претензий и длящийся спор решился таким образом. АМС произвела раздел участка Тебиева, сократив его на целых семь гектаров. Именно на них и оказались все новые крановые площадки «Газпрома». Все это соответствующим образом оформлено и зарегистрировано. Так что ответчиком здесь должна уже быть администрация, а не Тебиев.
Но в 2018 году газовики, поняв, что таким образом Тебиев перестает быть надлежащим ответчиком и они лишаются возможности отменить решение по делу о восстановлении земли, а также лишаются возможности изъятия у него земли в больших размерах, обращаются в Росреестр Северной Осетии об отмене регистрации раздела участка Тебиева. Цель - чтобы все участки и объекты продолжили находиться на участке, относились к нему и оставалась возможность судиться с Тебиевым и вырезать у него не 7 гектаров, а больше (80 гектаров).
В-третьих, отсутствует, собственно, предмет спора, поскольку земельный участок, о котором речь в иске, уже не существует, как указывалось выше, разделен, и два вновь образованных участка имеют другие кадастровые номера, границы и площади. В-четвертых, «Газпром» и «Газпром Трансгаз Ставрополь» ненадлежащие истцы. Поскольку не представили правоустанавливающие документы законности своего владения землей под новыми крановыми площадками в новых удаленных местах. В-пятых, требования истцов об изменении внешних границ участка Тебиева не основаны на законе, поскольку они не являются их правообладателями. Интересы и права истцов ограничены заборами вокруг крановых площадок, и все. В-шестых, требование истцов об изменении границ участка в связи с их пересечением незаконно, поскольку не только пресекающихся, но даже смежных границ у участков сторон спора нет. В-седьмых, заключение эксперта основано на недостоверных данных и допустимым доказательством не является. Он использовал документы 2004 года, а не более ранние, 2002-го, из архива Росреестра, как положено по закону. В итоге допустил чересполосицу, изломанность линий, отрывы от естественных ориентиров и даже расширил границы участков за линию мелиоративных лотков, залез на соседние пахотные участки. Эксперт умышленно исказил факт смежества участков Тебиева с автодорогой и «отодвинул его границы от автодороги на 300 - 600 метров, и сделал это не случайно. В землеотводных документах прямо указано, что участок граничит с автодорогой. Именно в этой полосе 300-600 метров у дороги располагались те самые 16,2 гектара нарушенной газовиками в 2010 году земли, которую они не хотели восстанавливать и исполнять решение суда. Отодвинув границы участков Тебиева от автодороги, эксперты Мустафин и Захарчук создали никем не занятую площадь и вывели ее из землевладения Тебиева, признавая его ненадлежащим истцом по делу от 2013 года и создавая условия для его отмены. В отношении экспертов по заявлению Тебиева проведена проверка следователями и по итогам арбитражных разбирательств должен решаться вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении экспертов за дачу ложного заключения по делу. Есть у Тебиева доводы и в-восьмых, и в-девятых... Все тут не перечислишь, они изложены на полусотнях страниц.

Карфаген должен быть разрушен


Разумеется, Тебиев прекрасно понимает, что такое газопровод и как он должен обслуживаться. Что такое его безопасность, беспрепятственный доступ к нему. Слава Богу, работает рядом с газопроводом уже почти два десятка лет. Поэтому со своей стороны сделал максимум встречных и, в общем-то, миролюбивых для газовиков шагов. Предлагал в суде: а) заключить мировое соглашение по вопросу размещения крановых площадок на его территории и установления дополнительных внутренних границ вокруг них; б) заключить соглашение о сервитуте или субаренде для документального оформления фактически существующего доступа истцов к своим площадкам; в) заявлял письменно, что признает требования об изменении внутренних границ, и предлагал прекратить производство по делу хотя бы в этой части; г) предлагал процедуру медиации; д) просил суд соблюсти процедуру досудебного урегулирования спора без судебных тяжб, чтобы он согласовал местоположение участков истцов на своем участке.
Однако все было тщетно. Похоже, истцы по принципу «Карфаген должен быть разрушен» поставили цель во что бы то ни стало перекроить именно внешние границы его владений. Только для того, чтобы получить правовые основания для отмены решения суда от 2013 года о рекультивации 16,2 гектара. Все доводы Тебиева Арбитражным судом Северной Осетии фактически не берутся во внимание. Вся история его многолетнего, с 2001 года, использования земельного участка просто отбрасывается. Да что там его история, ведь участок обрабатывался колхозом «Красная Осетия» до этого свыше 70 лет! И земля вовремя, как того и требовало изменение правил, переоформлялась. В 2004 году были составлены описания земельных участков и изготовлены кадастровые планы. При этом границы были проведены по искусственным ориентирам, в том числе по краю автодороги Моздок - Грозный. Она как бы разрезала земельный участок на два, земель других пользователей не было указано. Именно по территории этих участков в конце 60-х годов были проложены два газопровода. На одном из которых как раз и возведены надземные части, так называемые крановые площадки. То есть сначала был возделываемый, к тому же орошаемый, участок земли сельскохозяйственного назначения. А уже потом на него пришел газопровод. А не наоборот. Он гость.
Но суд вдруг газовиков посчитал хозяевами. Для суда сама история нашей страны, похоже, начинается с «Газпрома». Да и с заключения эксперта. Суд опирается в нем, например, на то, что фактическое месторасположение крановых площадок не соответствует сведениям государственного кадастра. Но как оно может соответствовать, если сам газопровод был передвинут и пересечения под крановыми площадками (общей площадью 169 кв.м. на участках Тебиева площадью 415 и 442 гектара) возникают в результате действий самих истцов? Однако об этом суд почему-то не задумался. Суд говорит о какой-то ошибке Еремина при составлении межевых планов и о том, что другой кадастровый инженер, Ромашова, ее исправила. Но как же тогда служба государственной регистрации план Еремина зарегистрировала, а Ромашовой - отвергла? Или суд в таком специальном вопросе грамотнее тех, кто им занимается профессионально?
В итоге суд полностью удовлетворяет исковые требования газовиков (из-за 169 кв.м. газовиков вырезал у Тебиева 80 гектаров! и передал их в фонд администрации района, которая об этом не просила! В суде собственник земель возражал против требований истцов и поддерживал своего арендатора Тебиева). То, что творит суд - доходит до абсурда. Давайте вдумаемся: «Газпром Трансгаз Ставрополь», не имея на это права, за свой счет делает межевой план об исправлении ошибки во внешних границах участка Тебиева, который к ним не относится, затем подает в суд на Тебиева, не имея на это права, затем суд присуждает 80 гектаров в пользу администрации, которая об этом не просит и с иском не обращается!
Получается, что суд, удовлетворяя исковые требования, вынес решение не в интересах истца, чьи права якобы должны были быть нарушены, а в интересах администрации Моздокского района - другого, третьего, лица. Это полное нарушение устоев искового производства, принципов арбитражного разбирательства и Конституции РФ, устанавливающих, что судебной защите подлежат права истцов, а не посторонних лиц. Газовики, предъявляя исковые требования, подменили собой администрацию Моздокского района.

Так чьи же права нарушил Тебиев и чьи восстанавливал суд первой и кассационной инстанций?


Сведения из Росреестра, составленные на основании межевых планов Еремина, признаются недействительными. Управлению Службы регистрации и кадастра по Северной Осетии судом предписывается исключить их из ЕГРН. Росреестру же предписывается внести в реестр недвижимости сведения по трем участкам истцов на основании сведений о поворотных точках, зафиксированным в межевых планах Ромашовой от 2016 года. А сведения о границах участков Тебиева - на основании вышеуказанного заключения экспертов Мустафина и Захарчука, содержащих искажение первоначальных землеотводных документов. Шестнадцатый апелляционный суд частично отменяет решение суда первой инстанции. Он утверждает границы и новое местоположение трех участков истцов площадью 169 кв.м., как того просили сами истцы и, кстати, не возражал Тебиев, но при этом апелляционный суд указывает, что изменить внешние границы Тебиева истцы даже не вправе требовать, и оставляет их в первоначальном виде.
Несмотря на то, что апелляционный суд поставил на учет три участка истцов под крановыми площадками (которые являлись поводом для подачи искового заявления), это не удовлетворило истцов, единственной целью которых было другое (изменить внешние границы участков Тебиева, к которым не имеют никакого отношения), истцы все равно подали кассационную жалобу, добиваясь отмены внешних границ Тебиева, и Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отменяет постановление апелляции, оставляет в силе решение суда Северной Осетии. Кассационная инстанция «идет навстречу» истцам. Карфаген, таким образом, разрушен.

Ложь узаконивается не глядя


О качестве этого решения красноречиво говорят, кстати, пара абзацев из текста постановления. Первый - о том, что по заявлению фирмы, которой Тебиев переуступил право требования упущенной выгоды, с «Газпром Трансгаз Ставрополя» взыскано» 78 миллионов рублей. Этим как бы подчеркивается, что Тебиев бессовестно пользуется своими правами на спорную землю. На самом деле это не так. Тут ложь чистой воды. Ни копейки не взыскано. Сама же кассационная инстанция отменила это решение. Которое, кстати, было основано на реальных потерях фермера от неиспользования земли за семь лет.
И второй, даже более показательный, факт лжи в официальном судебном документе. Цитирую: «судебные акты по делу А63-1104/2013 (тому самому, которым истец был обязан восстановить землю) исполнены обществом (то есть «Газпром Трансгаз Ставрополем») в полном объеме». Но ведь ничего подобного нет в жизни! Газовики восстановили всего лишь 3 гектара из 16,2. То есть меньше пятой части, и сделали это только через 8 лет, в конце 2017 года. Нет, это даже не ложь. Это - фантастика! Написать о том, что могучий «Газпром» восстановил землю мелкому фермеру. «Восстанавливая» вышеуказанные 3 гектара из указанных судом 16,2 гектара, газовики должны были вывезти минеральный грунт, который непригоден для сельхозугодий, и завести новый плодородный слой. С 3 гектаров газовики вывезли 12.000 куб.м. испорченной земли (как установил суд), фактически являющейся глиной, и вывезли не на специальный полигон, а в центр Терского поселения и высыпали ее на новой огромной территории, на пастбище, лишив казачье население станицы Терской места выпаса скота, и тем самым перекрыли уже в новом месте другой плодородный слой, вновь нарушив земельный закон, вновь сэкономив немалые деньги. За точно такое же нарушение Арбитражный суд Северной Осетии обязал газовиков восстановить 16,2 гектара. То есть газовики вновь загубили теперь уже казачьи пастбищные земли и вновь не ответили по ст. 167, 246 и 254 УК РФ за умышленное причинение вреда экологии государства, а также по ст. 315 УК РФ за злостное (за 8 лет их оштрафовали и исполнительное производство возбуждали) неисполнение решения суда (на сегодня 13,2 гектара так и не восстановлены). В интересах государства иски подает и дела возбуждает по закону прокурор и Россельхознадзор. Но инициатором разбирательств остается Тебиев.
То, что заставило газовиков написать ложь в своей кассационной жалобе, мы еще понимаем (укрыть свои действия по нарушению земли, присвоению огромных средств, не восстанавливать землю, отжать землю под будущие стройки, подтвердить авторитет и т.д.). Но вот что побудило сделать то же самое судей кассационной инстанции - для нас большая загадка. Не иначе представление о том, что «достоянию России» все можно.
Принятые арбитражными судами решения открывают перед «Газпромом» прямую дорогу для пересмотра решения о рекультивации земли по вновь открывшимся обстоятельствам. Заявление об этом, кстати, уже подано, но было приостановлено. Теперь наверняка возобновится. Хотя даже это решение кассации будет является не вновь открывшимся, а новым. «Достояние России» костьми ложится, но не хочет восстанавливать испорченную им же пашню, по большому счету единственную реальную основу благосостояния нашей великой страны? Похоже, именно так. Какое же это тогда «достояние»?
P.S. В определении Арбитражного суда РСО-Алании по делу А61-1104/2013 года, судья Т. Ясиновская указала, что не имеет значения, к кому будет относиться нарушенная площадь 16,2 гектара. В любом случае обязанность восстановления на газовиках остается. СМ. абзац 5 лист 11 Определения: «При таких обстоятельствах ООО «Газпром Трансгаз Ставрополь» обязано восстановить плодородный слой почвы в соответствии с судебным актом независимо от того, кому принадлежит земельный участок...» ссылка: http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/868a8765-bc14-4e8f-b204-e6108595ca82/61...
То есть газовики не понимают, что даже изъятие у Тебиева 80 гектаров не снимает с них обязанности восстанавливать нарушенные ими 16,2 гектара земли, которая является государственной (в неразграниченной между РСО-Аланией и РФ) собственности.

Александр Емцов
Ставропольские Ведомости
Похожие статьи:
{related-news}
Добавить комментарий