В ИНГУШЕТИИ ЗАПРЕЩЕНО КРИТИКОВАТЬ КАДЫРОВА И МЕТОДЫ ЕГО ПРАВЛЕНИЯ

В  ИНГУШЕТИИ ЗАПРЕЩЕНО КРИТИКОВАТЬ КАДЫРОВА И МЕТОДЫ ЕГО ПРАВЛЕНИЯЕвкуров не хочет разрушать наладившиеся отношения с Кадыровым, а потому запретил в Ингушетии критиковать деятельность Рамзана Кадырова и высказывать замечания по поводу событий в Чечне, сказал правозащитник Тимур Акиев. В то же время, по словам Магомеда Муцольгова – руководителя «Мапшр», руководство Чечни и духовенство этой республики оказывают давление на ингушского ученого-богослова Ису Цечоева. Как считает Магомед Муцольгов - руководитель правозащитной организации «Машр», то, что в адрес Исы Цечоева регулярно поступают угрозы, а 12 декабря 2016 года была попытка покушения на его жизнь, знают все жители Ингушетии. «Это уже вторая попытка совершить покушение на жизнь известного богослова. Первый раз преступники подложили в машину, стоявшую у мечети мощное СВУ. Кроме этого, на человека, который пользуется заслуженным авторитетом среди верующих, осуществляется давление, на мой взгляд, с трех сторон: это власти Чечни и духовенство Чечни, и наш ингушский муфтият. Что бы там не говорили, что глава Ингушетии распустил муфтият, но этот орган в Ингушетии существует и продолжает свою деятельность», - говорит Магомед. По его мнению, ученый-богослов Иса Цечоев - человек высокообразованный, как в духовном, так и в светском плане, «немало найдется в республике религиозных деятелей, которые интересуются и хорошо знают средневековую восточную поэзию», - говорит он. Муцольгов сказал, что вот уже не один десяток лет Цечоев посвятил религии. «Он стремится донести божье слово, не искажая его, как утверждают его противники, до населения, особенно до молодежи. Он не собирается ни под кого подстраиваться, Его не касаются никакие политические веяния. Он живет и работает в Ингушетии, ему не нужны никакие должности. Он не имам села, не имам мечети, которая находится в Али-Юрте недалеко от его дома и куда он пять раз в день ходит молиться, и где имамом Иса Албогачиев», - продолжает Магомед.
Он уверен, что все инсинуации против Цечоева – это ничто иное, как попытка расшатать ситуацию, используя его имя и его авторитет. «Понятно, что всякие ложные высказывания и действия против ученого богослова вызывает ответную реакцию у тех, кто является его сторонником. Аналогичная ситуация происходит и с Хамзатом Чумаковым, который также, как и Иса находится вне системы. Угрозы и различные действия в отношении Исы Цечоева - один из этапов хорошо спланированной акции. Я затрудняюсь сказать – кому конкретно это нужно и для чего. Но то, что такие вот движения против Цечоева не случайны – это однозначно», - такова точка зрения правозащитника.
По мнению Магомеда Муцольгова, популярность Исы Цечоева и Хамзата Чумакова особенно среди молодежи не по душе некоторым религиозным деятелям ингушского муфтията, среди которых первую скрипку играет муфтий Иса Хамхоев. «Этого муфтия нужно уже давно переизбрать. Потому что он стал делить верующих на своих и чужих, пошел захватывать мечеть в Насыр-Корте и этот его визит мог закончиться весьма плачевно. Он должен покинуть свой пост. И не потому, что этого хочет глава республики, а потому что муфтий ведет политику, которая вносит раскол и смуту в ряды верующих», - заявил правозащитник.
Руководитель отделения Правозащитного центра «Мемориал» в Ингушетии Тимур Акиев затрудняется ответить на вопрос почему такое давление оказывается на известного богослова Ису Цечоева. По его словам, понятно, когда под такой негативный пресс попадает Хамзат Чумаков «Его пятничные проповеди в мечети Насыр-Корта собирают огромное количество прихожан, среди которых большая часть – молодых людей. Проповеди они расходятся по интернету. А вот почему оказывается давление на Ису Цечоева – объяснить трудно», - говорит Тимур.
Он согласен с Муцольговым, что Цечоева трудно назвать публичным человеком. «Он не принимает активного участия в общественной жизни и осторожен в своих высказываниях по отношению к власти, практически не дает никаких комментариев по тому или иному событию. Тем не менее, он популярен среди верующих, среди молодежи», - считает он. Акиев предполагает, что возможно, вот эта его популярность и стала той причиной, что какие-то личности угрожают богослову, делают попытки совершить покушение на его жизнь. «Такие действия, естественно, внесут раскол среди верующих. Очевидно, это и является целью тех, кто стоит за всем этим. Выяснить, кто является фигурантом – задача следствия», - говорит Акиев.
Правозащитники сказали, что богословы из Чеченской Республики недовольны, что проповедники в Ингушетии Иса Цечоев и Хамзат Чумаков призывают людей к своим вероубеждениям, на их взгляд ошибочным, а их проповеди влияют на чеченскую молодежь. Однако глава Ингушетии, считает, что люди должны иметь равную возможность следовать тем религиозным взглядам, которые они одобряют. «Если человек не ущемляет ничьих интересов, никому не навязывает своих взглядов, не призывает к экстремизму или другим радикальным мерам, то нужно позволить ему соблюдать ту духовную практику, которая ему близка. Если кто-то считает, что он знает больше и лучше, пусть словом это доказывает, убеждает, а не пытается привести людей к конфронтации. Мы должны объединять, а не разобщать людей, тем более на религиозной почве», - передает информационный ресурс слова главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. (официальный сайт Республики Ингушетия 19.05.2016)
В то же время, говорит Магомед Муцольгов, не смотря на некоторые разногласия в соблюдении духовной практики, отношения между руководителями Чечни и Ингушетии, стабилизировались. «А натянутыми они стали в результате конфликта в июле 2012 года после спецоперации в селении Галашки, которую проводили чеченские силовики. Мне кажется, что конфликтная ситуация, которая была между главами двух соседних республик была разрешена не без вмешательства федерального Центра», - предполагает правозащитник. Однако он считает, что даже если это вынужденное перемирие, то оно на пользу Чечне и Ингушетии. «Если конфликт разрастается, то это обязательно сказывается на отношениях между двумя народами на разных уровнях – начиная от чиновников и кончая на бытовом уровне. Никому не нужна это конфронтация. Худой мир лучше доброй ссоры», - уверен он. Тем не менее, у Муцольгова вызывают недоумение некоторые высказывания Юнус-Бека Евкурова, которые так или иначе касаются Чечни и ее руководителя. «Он считает, что все, кто находится на территории Ингушетии, не должны критиковать то, что происходит в Чеченской Республике и действия самого Кадырова. Но ведь Ингушетия – это же не собственность Евкурова! Выходит, находясь в Москве тот же житель Ингушетии может критиковать главу Чечни, а находясь в Магасе этого делать нельзя? Он также категорически против всяких мероприятий, на которых будет звучать негативные высказывания в адрес чеченского лидера и его окружения. И это относится не только к местным жителям, но и к гостям республики. Евкуров вправе запретить высказывать какие-то замечания в адрес Кадырова, если это происходит в стенах его дома. Но нельзя же считать своей вотчиной всю территорию Ингушетии», - возмущается Муцольгов.
Тимур Акиев считает, что, возможно, эти заявления Евкуров делает потому, что он дорожит сложившимися отношениями между ним и Кадыровым и бережет их. «Он пресекает всякие попытки критиковать Кадырова и его методы правления, также он против того, чтобы в Ингушетии обсуждались какие-то события, происходящие на территории Чеченской Республики», - говорит Акиев. По его мнению, Евкуров не хочет разрушать отношения, которые удалось выстроить за последние год. «Нужно отдать должное Евкурову, он свои эмоции не скрывает и высказывает их открыто. Он заявил, что никому не позволит, чтобы территория Ингушетии была плацдармом откуда будет звучать критика в адрес соседней Чечни. Он не хочет портить отношения в соседями и считает, что такая позиция будет лучше как для Ингушетии, так и для Чечни», - сказал Акиев.
По мнению Магомеда Муцольгова, сказанное главой Ингушетии никем не оспаривается. «Сейчас к работе приступил новый кабинет министров. Однако «новым» правительство Ингушетии можно с большой натяжкой называть. Это одни и те же люди, которых назначают по кругу. Сегодня министр сидит в одном кабинете, через год, а может и раньше, пересаживается в кабинет напротив. И так далее. Евкуров решает кадровую политику со своей позиции: удобен для него этот человек или нет. Но навряд ли такая кадровая чехарда идет на благо Ингушетии», - сомневается правозащитник. По его словам, эти назначенцы – люди, которые во всем с Евкуровым заранее согласны, среди них нет тех, кто бы отстаивал свое мнение, не то, что в публичном пространстве, но даже в рабочем порядке. «Нет в правительстве новых лиц, нет и молодых, подающих надежду, грамотных специалистов. Инициативных и принципиальных, тех кто хочет перемен – таких здесь нет», - констатирует действительность Муцольгов. Он считает, что такая кадровая политика сложилась в связи с тем, что в республике нет сильной политической оппозиции.
С мнением Муцольгова согласен и Тимур Акиев. По его словам, новым правительство можно назвать лишь потому, что назначен новый премьер-министр. «Это новый человек в обойме республиканских чиновников. Руслан Гагиев не имеет отношения к экономике, он юрист, работал в парламенте, занимался законотворчеством», - говорит Акиев. Впрочем, считает он, это не имеет никакого значения – чем до назначения занимался Гагиев. «За годы правления Евкурова главную роль в Ингушетии играет не председатель правительства, а сам Евкуров, который определяет и задает тон в работе всех структур власти. Поэтому вряд ли с назначением на должность премьера можно ожидать каких-то изменений в работе правительства, потому что указующий, направляющий, контролирующий и карающий – одни. Это Евкуров. Он остался на прежнем месте. Так что каких-то кардинальных изменений в работе правительства, а значит и в жизни республики не ожидается», - уверен Тимур Акиев.


Аминат Джабраилова
Фото: dagestanpost.ru
Похожие статьи:
{related-news}
Добавить комментарий