НАШ ВЕЛИКИЙ И ЗАБЫТЫЙ ИЛИ ЗАЩИТА АЛЕКСАНДРА АЛЕХИНА

НАШ ВЕЛИКИЙ И ЗАБЫТЫЙ ИЛИ ЗАЩИТА АЛЕКСАНДРА АЛЕХИНА
Недавно с удовольствием посмотрел на канале «Культура» художественный фильм «Белый снег России». О великом шахматисте, так и ушедшим из жизни с титулом чемпиона мира, Александре Алёхине. В фильме Юрия Вышинского, поставленного в 1980-м году, рассказывается о непростой судьбе шахматиста в эмиграции. Александра Алёхина замечательно сыграл известный артист Александр Михайлов, его четвёртую жену Надежду Алёхину – Наталья Гундарева, Владимир Самойлов снялся в роли писателя Александра Куприна. Фильм снят на основе романа об Алёхине «Белые и чёрные», автором которого является гроссмейстер Александр Котов.

Всё-таки интересно, почему по выходным на главных телеканалах страны всякую ерунду крутят, вместо того, чтобы такие фильмы показывать? Жизнь Александра Алёхина окружена многими тайнами и загадками. В советские времена не очень-то принято было говорить о нашем великом шахматисте. Ведь ещё в 20-е годы прошлого века его на Родине врагом объявили. За то, что в СССР не вернулся, за некоторые высказывания в эмигрантской печати. Высказывания далеко некомплиментарные для большевиков. Но его слова порой ещё и сильно искажали редактора таких изданий, отрезая ему тем самым путь в Советскую Россию. А ведь Алёхин был патриотом России, в 1916 году добровольцем пошёл на Галицийский фронт. Был контужен, награждён за личную храбрость двумя георгиевскими медалями, орденом святого Станислава. Он, сын русского дворянина, имевшего большое поместье, из России уехал не сразу после революции, даже работал в советских учреждениях, пытался понять новую власть, но, в конечном итоге, так и не понял. В общем, это и о нём, о судьбах таких, как он, хорошо сказал Роберт Рождественский в своём стихотворении «Кладбище Сен-Женевьев де Буа»: «Вроде бы русские, вроде бы наши, только не наши они, а ничьи…».
А ведь во всём мире он признан великим шахматистом! Он стал абсолютным чемпионом мира, когда в 1927 году выиграл в матче у знаменитого Хосе Капабланка, считавшегося до этого непобедимым. Впоследствии один раз, сам не понимая, как это произошло, отдал титул чемпиона мира голландцу Максу Эйве. Но затем в матче-реванше вернул себе звание сильнейшего в мире шахматиста. И с этим званием и ушёл в мир иной. В шахматном мире о нём всегда будет напоминать знаменитая «защита Алёхина».
В эмиграции Алёхин скучал по России, мечтал вернуться, пусть даже в качестве гостя. Мечта почти стала реальностью, когда Михаил Ботвинник из СССР предложил провести матч за звание чемпиона мира в Москве. Александр Алёхин с радостью принял это предложение, несмотря на скепсис многих эмигрантов, отговаривавших от такой поездки. Но этому матчу не суждено было тогда состояться. Началась Вторая мировая война. Вскоре немцы оккупировали и Францию, Париж, где тогда жил Алёхин. Впоследствии Алёхину в СССР ставили в вину то, что якобы сотрудничал с немцами. А сотрудничество это выражалось в том, что он давал сеансы одновременной игры немецким офицерам Вермахта. А также писал статьи на шахматные темы в местные издания при оккупационном режиме. Но ведь, наверное, надо бы и понять, что предложения о таких шахматных сеансах, поступавшие Алёхину, были из рода тех, от которых было отказаться весьма трудно. Сам Алёхин впоследствии говорил, что эти сеансы были его единственным источником пропитания в то время. К тому же тем самым он спасал от неминуемого ареста свою последнюю, пятую жену - американку Грейс. Само то, что Алёхин впоследствии как бы оправдывался, хотя он не был советским гражданином, не считал себя ничем обязанным Советской власти, всё-таки говорит об его истинном негативном отношении нацистскому режиму.
Между прочим, мы все теперь знаем о знаменитом «матче смерти» в оккупированном немцами Киеве. А ведь до этого матча бывшие киевские динамовцы, работавшие на хлебном заводе, сыграли несколько матчей с немецкими командами, и после войны оставшихся в живых футболистов сначала чуть не арестовали за сотрудничество с оккупантами, пока не разобрались, и не объявили героями.
И на эти сеансы одновременной игры Алёхина с немецкими офицерами можно взглянуть иначе. Ведь нацистская идеология говорила об избранности арийской расы, к которой Гитлер славян не относил. Говорила о немецкой нации, как о нации сверхлюдей, которые призваны владеть миром. А тут русский шахматист, чемпион мира по самой интеллектуальной игре человечества, даёт «мастер-классы» этим сверхлюдям, обыгрывая их на десятках досок, да ещё и «вслепую». Алёхин, действительно, с юных лет увлекался игрой в шахматы «вслепую». Один такой сеанс и был показан в фильме. Александр Алёхин играл на 32 досках с немецкими офицерами «вслепую», выиграл все партии. Немецкий генерал, большой любитель шахмат, результатом такого сеанса, в конечном итоге, остался очень недоволен. Сказал Алёхину, что он ведёт себя крайне дерзко. Вообще, это уму непостижимо – как можно держать в уме одновременно десятки партий. Это под силу только гениям!
По окончании войны Алёхину, который тогда уже жил в Португалии, в городе Эшторил, вновь пришло предложение Ботвинника сыграть матч за звание чемпиона мира в Москве. Алёхин опять ухватился за это предложение сыграть с советским шахматистом. Вновь после долгой разлуки оказаться на Родине, в Москве! Но и этому матчу не суждено было состояться. 24 марта 1946 года мир узнал о том, что в Эшториле, в гостиничном номере был найден мёртвым чемпион мира по шахматам Александр Алёхин. Полиция констатировала смерть от сердечного приступа, возможно лишь для того, чтобы не связываться с расследованием загадочных обстоятельств этой смерти. Уже много лет спустя публиковались в зарубежной печати воспоминания одного очевидца, который якобы присутствовал при опознании шахматиста, найденного мёртвым… на улице. Значит, в гостиницу его перенесли сами полицейские позднее? Якобы какой-то официант признался на склоне жизненного пути, что это именно он подложил яд в бокал вина Алёхину в ресторане. Подложил потому, что не смог отказаться от весьма недвусмысленного предложения двух незнакомцев, которые в ином случае угрожали расправой ему и всей его семье.
Мне посчастливилось в 2009-м году сделать интервью с десятым чемпионом мира Борисом Спасским для газеты «Северный Кавказ». (Горжусь, между прочим, этим материалом. Его позже перепечатал «Русский шахматный портал Евросоюза»). Тогда в Нальчике проходил международный турнир серии Гран-при, на который съехались многие ведущие шахматисты мира. А комментировать этот турнир был приглашён Борис Спасский. Его комментарии было очень интересно слушать, когда в партиях гроссмейстеров было затишье, он много интересного рассказывал из своей жизни, из истории шахмат. А во время одного перерыва, улучив момент, я лично пообщался на лавочке с Борисом Васильевичем. Так вот он просто не сомневался в том, что Алёхина убили. Вот его слова из того интервью: «Настоящая смерть шахматам в спортивном отношении, я думаю, угрожала во времена Капабланки. Настолько он был недосягаем для других, что, казалось, матчи за чемпионскую корону стали бессмысленными. Но тут появился русский эмигрант Алёхин, великий шахматист, который спас шахматы, обыграв Капабланку. Алёхин умер в 1946 году при очень загадочных обстоятельствах. Я думаю, что его убили. Кому это было нужно, версии разные есть. Могли и в СССР не простить, он ведь эмигрант, к тому же сотрудничество с немцами ему в вину ставили. Хотя потом он от немцев отошёл. То, что в 1947 году Алёхин мог помешать Ботвиннику стать чемпионом мира, я не думаю. Алёхин под конец жизни, как шахматист, уже не тот был».
Возможно, обстоятельства смерти Алёхина так и останутся до конца неразгаданной загадкой. Как это ни парадоксально, но его смерть была выгодна разным сторонам в уже начавшейся «холодной войне». В СССР к Алёхину относились настороженно враждебно по вышеназванным причинам, и по сохранившимся высказываниям вполне «ответственных товарищей» из органов, матч Алёхина в Москве был бы нежелательным. Однако об этом уже сообщила мировая пресса, в СССР были и сторонники проведения такого матча. Не арестовывать же Алёхина по приезде в Москву! Но и на Западе желание Алёхина сыграть именно в Москве матч с Ботвинником тоже многих не устраивало. Так что западные спецслужбы также могли быть заинтересованы в устранении Алёхина. Как бы там ни было, но действительно кажется сомнительным, что ещё не старый человек вдруг внезапно умер, сидя в кресле в своём гостиничном номере, и даже не смог кого-то позвать на помощь. И умер, готовясь к тому матчу, о котором так долго мечтал.
Александр Алёхин похоронен в Париже, в городе, в котором он долгое время жил, на Монпарнасском кладбище. В Португалии, в городе Эшторил, есть улица имени Алёхина. Может, я ошибаюсь, но, кажется, ни в одном российском городе нет улицы имени Алёхина. И мы почему-то как-то с оговорками, чуть ли не стыдливо, упоминаем о том, что он вообще-то наш, великий русский шахматист Александр Алёхин, георгиевский кавалер, который так хотел вновь побывать на своей Родине, но так и не смог этого сделать. Странно, если в СССР, в 1980-м олимпийском году, во время правления Брежнева, на экраны страны вышел фильм об эмигрантской судьбе Александра Алёхина, что мешает нам сейчас с гордостью говорить о нашем великом соотечественнике? Почему до сих пор нужно проводить защиту Алёхина?
А вот Борис Васильевич Спасский, советский, российский шахматист, десятый чемпион мира, который сам много лет прожил в Париже, в 1986 году внёс деньги на вечное поминовение Александра Алёхина в Иоанно-Предтеченском скиту Оптиной пустыни. И спасибо ему за это!..
Олег Лубан


источник
Похожие статьи:
{related-news}
Добавить комментарий