Феномен Владислава Ардзинба глазами дагестанца

Абхазия потеряла своего выдающегося сына: политика, ученого и полководца в одном лице. Эта потеря не только для Абхазии, но и всего Кавказа. Такое сочетание качеств в одном лице встречается очень редко: в малочисленных народах, быть может, раз в столетие. Владислав Ардзинба как раз из этого ряда. Пытливый ум ученого в нем сочетался с одержимостью политика- патриота; а патриотизм, с качествами воина и лидера нации в самые для неё трудные времена. Все эти качества органично сочетались в нем с искренностью и высокой нравственностью горца. В любое другое время он остался бы в лоне науки, но не в то смутное время конца 1980-х г. В политику тогда мощно ворвались ученые-доктора наук в гуманитарной сфере: Абульфаз Эльчибей в Азербайджане, Левон Тер-Петросян- в Армении, Звиад Гамсахурдиа – в Грузии; Владислав Ардзинба – в Абхазии. Это люди, сочетавшие в себе боль за судьбу своего народа, с знаниями прошлого и настоящего; с мечтами о возрождении и процветании своих народов и республик. Но редко кому удавалось сохранить и имя, и ценности, кои они чтили в прошлом, и быть на высоте решаемых задач. Политика – это не наука. В поворотные моменты истории, она требует от человека незаурядных качеств. Ардзинба, в отличие от многих своих коллег по научному «цеху», оказался на высоте положения, преодолевая себя. «По складу характера я все же остаюсь ученым, историком и люблю это дело значительно больше чем политику- говорил В.Ардзинба – В политике часто приходится иметь дело с людьми, начисто лишенными каких –либо нравственных принципов и идеалов…У них нет совести, а с бессовестными людьми очень трудно разговаривать, приходится сильно нервничать, переживать. Но коль скоро на мою долю выпало такое испытание, я пока держусь. А так у меня мечта вернуться в свой родной институт». Как точно сказано.
Прояви Ардзинба слабость в те первые мгновения агрессии формирований Тенгиза Китовани и Джаба Иоселиани в августе 1992 г., этот психологический «вирус» передался бы и в другие слои народа. А так именно он возглавил национально- освободительную борьбу и ни на шаг не отступал от выбранного пути. Твердость воина и политика в нем сочеталась с уверенностью, основанном на науке и знаниях, на нравственном чувстве правоты своего дела. Его докторская о древнем хаттском государстве (территория Малой Азии, 1,5 -2,0 тыс. лет до н.э.), размышления и статьи о абхазской культуре и государственности вносили свой вклад в формирование политического сознания народа. Его убежденность в праве на независимость зиждилась на прочном историческом знании; на уверенности в способность своего народа к возрождению 1200-летной государственности.
Но это не означает, что Ардзинба был грузинофобом. После объявления независимости Грузии (весной 1990 г., при президентстве Звиада Гамсахурдиа) Абхазия была поставлена в сложные условия поистине судьбоносного выбора. И этот выбор был сделан в пользу обновленного, демократического Союза. В таком Союзе нашлось бы место для равноправного существования всех народов, включая и бывшие автономии.
Я помню общесоюзный съезд национально- демократических сил в декабре 1990 г., созванный, в том числе, и благодаря усилиям депутатов Верховного совета(ВС) СССР, нашего коллегу по Президиуму ООД «Российского конгресса народов Кавказа»(РКНК), Тараса Шамба и Владиславу Ардзинба; а также, и руководства палаты национальностей ВС СССР, в лице Рамазана Абдулатипова и Рафика Нешанова. Первое знакомство автора с В. Ардзинба произошло именно во время этого съезда.
Вторая наша встреча произошла уже в феврале 1991 г., когда делегация Ассамблеи горских народов Кавказа(АГНК) участвовала на съезде движения «Абхазского форума». Тогда его возглавлял нынешний председатель правительства Сергей Шамба. Автор и мусульманский лидер АГНК, улем и мудрец в одном лице из Дагестана, М-Расул Мугумаев были приглашены на сессию Верхового совета Абхазии. Вел заседание В.Ардзинба, тогда председатель парламента Абхазии. Вел спокойно, как человек уверенный в однажды сделанном выборе. Его харизма проявится позже, в трудные для маленькой страны моменты. А пока мы видели перед собой человека с большой буквы, волею истории вознесенного на политический пьедестал.
В парламенте Абхазии были представлены в основном абхазы и грузины. Причем, надо отдать должное З.Гамсахурдиа- тогдашнему президенту Грузии. Он и его «команда» пошли на очень серьезный компромисс, касающийся принципов формирования парламента Абхазии. Для абхазской группы депутатов в парламенте предусматривалась квота значительно превосходящая их долю населения в республике (чуть более 20 %). Ровно столько чтобы решать вопросы: 50% + 1 голос. Гамсахурдиа не был таким монстром, коим его представляют либеральные пропагандисты в Москве и в самой Грузии. Он прекрасно понимал, что этническая родина абхазцев именно здесь, и на своей родине они вправе решать судьбоносные вопросы, исходя из интересов выживания народа; разумеется, с учетом интересов и других национальных общин, включая и грузинскую. При всех перипетиях абхазо-грузинского этнического противостояния в конце 1980-х- начале 1990-х г.г. З. Гамсахурдиа признавался автору(он тогда после переворота устроенного Китовани и Иоселиани в декабре 1991 г. жил в Грозном) в своем уважении к В.Ардзинба. Так относятся к серьезному политическому оппоненту-патриоту, защищающему интересы своего народа и государственности.
Мы оба с М. Мугумаевым выступили на заседании парламента Абхазии. Речь улема и мудреца из Дагестана, в отличии от авторской, была вознаграждена аплодисментами, как абхазской, так грузинской депутатской группой, в одинаковой мере. Человек прошедший мордовские лагеря для политических заключенных( М. Мугумаев- заммуфтия Духовного управления Северного Кавказа отсидел 7 лет за исламскую пропаганду в 1957- 1965 г.г.) нашел ключ к сердцам и тех и других. И Ардзинба тогда очень был признателен и за эти мудрые слова о мире и братстве народов на Кавказе; об одинаковой ответственности и малочисленных и больших народов за будущее всего Кавказа; и за то, что мы приехали именно из Дагестана. Помнится тогда он не преминул заметить, что по матери он мусульманин(его мать –турчанка) и о его равно уважительном отношении ко всем конфессиям в Абхазии.
Затем были и другие встречи: на съезде Конфедерации горских народов Кавказа и на общеабхазском демократическом сходе в Лыхна (ноябрь 1991 г.); и в самые трудные, для абхазского народа, времена. Но до этого В. Ардзинба пытался найти ключ к миру и бесконфликтному сосуществования с Тбилиси. Уверен, останься Гамсахурдиа у власти, удалось бы избежать непоправимого. Москва, же в лице Ельцина и Козырева, пыталась склонить Сухуми к возвращению в лоно Грузии, которую тогда возглавлял Госсовет в лице Э. Шеварднадзе, Т. Китовани и Дж. Иоселиани. Двое последних – случайные люди в политике: из «крутых» и «воров в законе». Ясно, что с ними разговор ну никак не мог состояться по известным причинам. Перефразируя Козьму Пруткова, можно сказать, что круг понятий Ардзинба еще не вошел в круг понятий сих господ.
Тем не менее, еще в июне 1992 г., д.ю.н, ныне президентом Всемирного абхазо-абазинского конгресса, профессором Тарасом Шамба был подготовлен проект Конституции общего государства Грузии и Абхазии. Проект нашел понимание и поддержку у В.Ардзинба. Проект, в случае его принятия Госсоветом Грузии, мог бы заложить основы нового государства, где соблюдались бы права и интересы абхазского народа. Вот некоторые выдержки из этого проекта: «П.3. Республика Абхазии добровольно объединяется с Республикой Грузия и обладает на своей терр. всей полнотой законодательной, исполнительной и судебной власти, кроме тех полномочий, которые отнесены Конституциями Грузии и Абхазии к ведению Республики Грузия.
В Конституциях закрепляются такие полномочия, которые осуществляются совместно органами госвласти Грузии и Абхазии…….
П.6. Органы власти Абхазии участвуют в осуществлении полномочий Грузии имеют свое представительство в её органах власти….Законы Грузии,…обязательны для исполнения на территории Абхазии, если они не противоречат Конституции и законам Абхазии…» и т.д. Таким образом, речь шла об общем конфедеративном государстве.
Проект Конституции должен был обсуждаться на сессии парламента Абхазии 14 августа 1992. Именно в этот день, под предлогом «защиты коммуникаций и пр.», в Абхазию вторглись формирования Госсовета. Причем. Э.Шеварднадзе, поставленному перед фактом, пришлось задним числом выкручиваться, объясняя мотивы такого решения. В общем, случилось непоправимое, и здесь В.Ардзинба продемонстрировал все те качества, за которые и ценят собственно на Кавказе мужчину. Он не пасовал, и призвал народ к освободительной борьбе. Он вместе со своим народом разделял все тяготы войны. Жил просто и достойно. Как главнокомандующий участвовал в разработке операций, а в его штабе можно было видеть добровольцев из Северного Кавказа, во главе с ныне покойным министром обороны Абхазии, кабардинцем Султаном Сосланалиевым (полковником авиации Советской армии).
Это был опасный для Абхазии период, когда Кремль откровенно сдавал Абхазию, а либеральные СМИ неприкрыто поддерживали «демократа» Шеварднадзе. Но была и другая Россия, в лице добровольцев из Северного Кавказа и казаков Юга России, широкой общественности и патриотов страны. В тот период автору, будучи зам. председателя парламента Конфедерации народов Кавказа(КНК), неоднократно приходилось бывать в Абхазии, участвую я на разных мероприятиях или с гуманитарной помощью. Встречались неоднократно и с Ардзинба Мы тогда организовывали разностороннюю помощь из Дагестана. Разумеется, эта помощь не сопоставима с тем, что делали в КБР, Чечне или Краснодарском крае для Абхазии. Но символическое значение такой помощи было велико, о чем не забывал и В. Ардзинба. Одна из последних встреч произошла в конце войны, в октябре 1993 г. Тогда мы подарили абхазскому лидеру кубачинский кинжал со словами «чтобы больше никогда не пришлось вытаскивать кинжал на поле брани».
У абхазцев вызывало восхищение то, как «их Славик», не взирая на лица, кроет высокопоставленных чиновников из России, которые позволяли себя вести на грани хамства или неуважения к Абхазии. Ардзинба не предал и добровольцев из Северного Кавказа, вопреки мощному давлению Ельцина (в сентябре 1992 г., в Москве) на пару с Шеварднадзе, требовавших удаления из Абхазии добровольцев и их осуждения в подготовленном проекте Соглашения. «Я не могу с точки зрения ни нравственной, ни правовой осуждать людей, которые пришли в Абхазию жертвовать своей жизнью ради абхазского народа, ради всех народов Абхазии..»-говорил тогда Ардзинба на этой встрече. В народе оброс всевозможными слухами случай, когда высокопоставленный чиновник из правительства РФ попытался «поставить на место» В.Ардзинба в августе 1993, на военном аэродроме в Гудаути. «Как Ардзинба посмел самостоятельно начать операцию по освобождению гор. Сухум»- примерно таков был смысл претензий ельцинской Москвы, озвученный устами этого чиновника. В ответ он получил отборный «мат» и пинок под зад. Законам гостеприимства не место в данном конкретном случае. Это была реакция человека, который видел не раз и предательство, и двойную «игру», когда из - за утечки информации погибали сотни и сотни чел.
«Самое страшное у нас позади, но самое трудное -впереди»-как то выразился В. Ардзинба после войны. Им восхищался и вместе с тем был к нему требователен наш «старый» друг и соратник по северо- кавказским делам, поэт и общественный деятель Геннадий Аламиа. В 1990-е г. после войны он занимал руководящие посты в парламенте страны. В книге «Эпоха Ардзинба», которую он выпустил в 2009 г., много интересных подробностей из жизни первого президента Абхазии. Богатство его личности раскрывается там сполна, дополняя рассказы очевидцев и собственные (авторские и Г.Аламиа) наблюдения.
Вот что писал Аламиа в своей книге «Эпоха Ардзинба» (цитирую по смыслу) . В середине 1990-х г. поступило сообщение от высокопоставленного российского военного чина о том, что он получил приказ «расчистить» путь в Абхазию грузинским беженцам, которые скопились на том берегу Ингур. При этом тон телефонограммы был унизительным, мол, «что бы не предпринял Ардзинба, приказ будет выполнен..». Аламиа тогда за полночь устремился в горы, где на короткий период уединился В.Ардзинба. Прибив в лагерь в горах к утру, он доложил ему эту информацию, будучи уверен, что только он- лидер нации может спасти ситуацию, и никто другой. Иначе опять война.
Ардзинба молча выслушал его и собрался в Сухум. «В тот день- пишет Г. Аламиа- я стал зрителем театра одного трагического актера. С 10-00 и до 22-00, без всяких антрактов, шло это представление, где добро должно победить зло. С кем только из политического и военного руководства России не связался в тот день В.Ардзинба по телефону. В какие инстанции, каких только заявлений не было сделано им! До сих пор остается загадкой, по каким критериям происходил тогда выбор тона разговора с тем или иным деятелем. Задействовано было все: и жесткость, и дипломатичность, и призывы, и предупреждения о божьей каре за несправедливое отношение к людям, отстаивающим всего лишь право на жизнь на своей родной земле. И когда, тот самый генерал позвонил ближе к полуночи и уже извиняющимся тоном стал уверять Ардзинба о своем уважении к абхазскому народу и лично к нему, Владислав Григорьевич снисходительно пообещал сохранить ему репутацию, которая так необходима, чтобы удержаться на высоком посту. Тогда я еще раз убедился, что с таким лидером можно пробить любую глухую стену».
Таким его запомнили близкие и дальние соратники, друзья и враги. Он не был политиком в традиционном (нынче) смысле слова, когда политик а бизнес – синонимы, «братья – близнецы». Он был и останется в памяти как политик в высшем смысле этого слова: человек преданный правой идее, волею обстоятельств вынужденный делать не свойственное, для его характера, дело: идти во власть в самое трудное время, чтобы рисковать и спасти свой народ. ОН СДЕЛАЛ ЭТО. Он был уверен, что независимую Абхазию Россия признает, и этого момента он дождался. Будучи даже тяжелобольным и парализованным, он сохранял ясность мысли и твердость духа. Абхазия может гордиться таким сыном, а вместе с абхазцами – и весь Северный Кавказ. Пусть на небесах упокоится его душа, а память о нем останется вечной.
Похожие статьи:
{related-news}
Рим
На чьей стороне правда?

Интервью с Рафисом Кашаповым – председателем Татарского общественного центра г. Набережные Челны, Татарстан.

Как вы считаете, нужно ли всегда говорить правду или стоит иногда не замечать правонарушений в обществе?
– Нынче искать правды, стоять за правду очень тяжело и опасно. И всякий раз, когда мы умножаем ложь, говорим неправду или совершаем дела неправедные, то признаем и поддерживаем авторитарную власть России, на нее работаем, значит, ее укрепляем. Игры в демократию в путинской России закончились. Получается, что нынче самый надежный способ решить проблему - это "замочить" человека, как в сталинские времена. Нет человека - нет проблем. Но мы уже знаем и о немалых жертвах, приносимых теми, кто ищет правду в России. Нынче опасен и тяжел путь у того человека, который ведет борьбу за правду и справедливость.

Общественные деятели, правозащитники, включая журналистов и юристов, получают угрозы, при этом власти неохотно расследуют подобные дела, а иногда укрывают преступления и в обществе складывается ощущение безнаказанности за нападение на представителей гражданского общества. Я лишь перечислил малую часть того, как расправляются с честными добропорядочными людьми, среди которых немало и женщин.
Полный текст тут: http://journalisti.ru/?p=2934
Николай
Отличный был человек... Царствие небесное Владиславу Ардзинба...
Сармат
Да... Первый глава независимой Абахзии... Ценный был человек, политик. Политик!! С большой буквы... Да упокоится с миром прах его. Вечная память Владиславу Ардзинба!
Сурен
Вечныя память этаму истинаму сыну абхазскаво народа!..
Шаварш
Да... Ардзинба был великий челавек Кавказа саврименой эпохи... Пусть зимля будит ему пухом!
ингуш
Деньга,а ты всегда был и остаёшся подстилкой и замом чеченца-националиста Юсупа Сосланбкова,ну и натворили вы делов на Северном Кавказе с вашим проклятым КНК!
Троллльбах
Теперь Абхазия снова на перепутье. Кто заменит Багапша, Анкваб или Хаджимба? Этого не знают и сами абхазы, зато грузинские бандформирования (лесные братья, белый легион и т.д.) ведут террористическую войну в Гальском районе Республики Абхазия.
Троллльбах
УДАЛЕНО АДМИНИСТРАЦИЕЙ. ПРИЧИНА № 5
Добавить комментарий