Дюма в Ингушетии

О вашем «открытом письме» в редакцию газеты «Северный Кавказ» я узнал из местной газеты, которую прислал нам читатель из Ингушетии. Ваше право – печататься в любом издании. Однако перед заявлением, что «Северный Кавказ» наверняка не напечатал бы ваше письмо, вы хотя бы обратились к нам с просьбой о публикации! Являясь постоянным читателем «СК», вы должны хорошо знать, что наше издание печатает практически всех, кто к нам обращается.
Впрочем, не это главное. Человек, решившийся стать обличителем, обязан – хотя бы ради сохранения собственного достоинства – чрезвычайно серьезно отнестись к предстоящей полемике: тщательно изучить непонравившиеся статьи, не только выявить их кажущиеся недостатки, но и попытаться оценить их с разных сторон, проверить достоверность изложенных фактов (они ведь, как ни досадно, могут оказаться и правдивыми) и т. д. и т. п.
Судя же по вашему эмоциональному письму, вы этого не сделали. Вы даже, как сами признаетесь, критикуемые «материалы» как следует не прочли: статью «Вторжение без оружия» называете «Невооруженное вторжение», пишете «…при беглом прочтении этих материалов…»
Помимо заголовков и подзаголовков все-таки неплохо было бы и сами статьи прочитывать, а если не понимаете их сути, то хотя бы изложенные в них факты не перевирать.
На вашем месте, я бы не спешил нести свои замечательные творения в газеты. Отложил бы в сторону, чтобы через денек-второй перечитать, и уже без эмоций, застилающих разум, подумать над уже написанными фразами, типа «…а ведь репрессии 20–30-х (в Ингушетии, если верить вам – А. К.) проводились именно в этом контексте…»Уверен, поразмыслив, а еще лучше, проконсультировавшись со специалистами, вы без сожаления исключили бы из написанного эту, мягко говоря, неточность. Еще через пару недель, вернувшись к «Заказной работе», вы наверняка обнаружили бы в ней новые ошибки и несуразности.
Однако вы этого не сделали. Видимо, очень спешили вывести на чистую воду обнаглевших сатанистов-провокаторов из газеты «Северный Кавказ». Теперь это приходится сделать за вас мне. Занятие, признаюсь, не очень приятное: и времени потерял много, и основательно попотел, прежде чем разобрался с вашими доводами, сваленными в одну кучу. Тем не менее, получил истинное удовольствие. Это же надо так лихо закрутить: вроде бы собрались разбить в пух и прах статьи в «СК», но внезапно перешли на личность ее главного редактора, а потом вспомнили о геноциде-выселении 1944 года. Если не ошибаюсь, выселение произошло в 1944 году, а газета «Северный Кавказ» была создана 46 лет спустя, в 1990 году…
Так всегда бывает, когда отсутствие весомых фактов заменяют демагогией: ничего тут не поделаешь, даже в этом, оказывается, необходимо умение – однако, пора бы и определиться в своих главных намерениях. Ибо нельзя заявлять о радости, которую испытываешь от успехов «Северного Кавказа» и о своих переживаниях за неудачи газеты, и буквально через несколько абзацев неожиданно заявлять: «Вообще «Северный Кавказ» давно отличается необъективным освещением процессов, происходящих в Ингушетии».
Согласитесь, если газета давно отличается необъективностью, то радоваться этому может недруг республики, гражданином которой он является, либо – сами понимаете кто.
Если вы активно способствовали становлению М. Зязикова «на трон», но разочаровались в нем – видимо, должность вам какую-то не дал новый президент, – то почему же свои чувства не обращаете к нему, а принимаетесь оскорблять газету «Северный Кавказ», которая никогда не была подчиненным Зязикову средством массовой информации? Президента Ингушетии выбирал народ Ингушетии, а не газета «Северный Кавказ». Вот и спрашивайте с него за происходящее. А газета освещает жизнь Ингушетии, и только. В том числе, рассказывает о происходящем в РИ иногда и устами вашего президента. Если он плохо работает, если в республике непорядок, то не с газеты «Северный Кавказ» надо спрашивать, а с тех, кто вводит заблуждение журналистов «СК». Если хорошо работает ваш президент, если в республике пытаются наладить элементарный порядок, избавиться от расплодившихся бандитов, но вам это не нравится, опять-таки, не на газету обижайтесь, а пересмотрите свое отношение к происходящему, решите, наконец, преступникам ли сочувствовать или же активно помогать тем, кто пытается освободить от них республику.
Вы-то, как опытный человек, и, если не ошибаюсь, политик должны об этом хорошо знать. Но почему-то лукавите, обвиняя невиновных: и газету «Северный Кавказ», и уже ее «хозяина» – бывшего собкора «Известий» А. Казиханова, который, как вы заявляете, «с подачи Северной Осетии допустил в публикацию провокационное высказывание о якобы ожидающейся со стороны ингушей агрессии».
Вообще-то используемый вами прием, когда пытаются обличить оппонента и при отсутствии доказательной базы пытаются воспользоваться выдумками многолетней давности, принято называть шулерским. Тем не менее, коли вы затронули тему, отвечу.
Прежде всего, разочарую вас – память у меня пока что хорошая, и архивы тех лет всегда под руками. Вас лично никак не вспомню, но в архиве имеются информации, написанные со слов руководителя пресс-центра исполкома народных депутатов всех уровней Хаджимурада Костоева. Судя по всему это – вы.
Имеется множество таких же информаций, написанных со слов ваших осетинских коллег.
Если вы не поняли, о чем речь, поясню: не корреспондент «Известий» выдумывал информацию о происходящих в ваших республиках событиях, а получал ее от вас и вам подобных, и доводил ее через газету «Известия» до общественности. Политики и их обслуживающие руководители пресс-служб создавали «революционные» ситуации, стравливали людей друг с другом, благодаря им проливалась кровь. А сегодня вы – один из них – обвиняете в этом журналистов и конкретно – корреспондента «Известий» А. Казиханова. Да еще выдумываете байку о том, что А. Казиханов «мужественно признался в своей оплошности».
Я даже не хочу обсуждать эти утверждения, ибо они нелепы и ложны, как и ваша ссылка на несуществующее опровержение в газете «Известия».
Но вы, уважаемый, заставляете меня все-таки признаться в ином. Будучи корреспондентом «Известий», да и потом, уже создав газету «Северный Кавказ», я придерживался главного принципа в освещении межнациональных проблем: не навреди. И требовал этого уже от работников газеты «Северный Кавказ». На моих глазах происходили события, изменившие в худшую сторону ситуацию в регионе – захват националистам власти в Чечено-Ингушетии, затем распад ее на две республики, эскалация осетино-ингушского конфликта, когда обе стороны сначала робко, а по мере усиления преступной политики развалившего страну ельцинского режима все жестче и яростнее принимались обвинять друг друга во всех мыслимых и немыслимых грехах…
Как журналист, почти два десятилетия работавший на Северном Кавказе, я неплохо знал людей, обстановку, наконец, историю республик. Потому лучше, чем московские коллеги, понимал, что в любой конфликтной ситуации нельзя принимать одну сторону. Вот почему и старался ограничиваться короткими сообщениями – случилось то-то, о чем сообщил тот-то, – а не описывать происходящее в пространных статьях.
И теперь стою на такой же позиции. Потому что знаю – любой, даже идеально честный и беспристрастный анализ конфликта между соседями неуместен, он только подливает масло в огонь.
Однако в одном все-таки я был не прав: как человек, не желающий раздора между соседями, я обязан был писать о многих из политиков и их обслуживающих, как о провокаторах, толкающих ради корыстных целей и интересов свои народы к войне и крови. Если бы мы, журналисты, использовали в свое время этот шанс, то не случился бы непоправимый 1992 год.
Увы… Хотя, разве вас тогда могло остановить слово?
Притаившись на время (кстати, случайно или нет прежнее руководство республики, видимо, помня о вашем политическом опыте, на пушечный выстрел не подпускало вас к власти?), вы сегодня опять стали подавать свой голос, принялись за свое: геноцид, территории, обиды... И вновь ищете врагов. Что поразительно – уже в газете «Северный Кавказ».
Вы договариваетесь до полной нелепости, обвиняя А. Казиханова в происшедших в 1992 году кровавых событиях, и так же играючи переходите к обвинению уже всей газеты «Северный Кавказ», которая, как следует из ваших фантазий, сознательно вводит в заблуждение своих читателей, рассказывая о происходящем в настоящее время в Пригородном районе: «Для журналистов СК не было повода писать в №24 за этот год… что конфликт исчерпан, вопросы урегулирования решены, и конфликт называется бывшим». Ваша цитата.
Так вот, уважаемый, если бы вы прочли не заголовок с подзаголовком, а саму статью, то убедились бы, что газета пишет совсем не о том. Специально для вас привожу цитаты из статьи, на которую вы ссылаетесь, Прочтите, хотя бы после моего ответа, критикуемый репортаж («Теперь уже бывший», СК, №24, 2004 год) о приезде полномочного представителя президента РФ В. Яковлева в Чермен, его встрече с жителями района – ингушами и осетинами, – а также президентами А. Дзасоховым и М. Зязиковым.
«Проблемы в Пригородном районе действительно есть, но они постепенно и весьма успешно решаются. Пригородный в нынешнем состоянии и, скажем, образца десятилетней давности – небо и земля, два совершенно разных территориальных субъекта…»
«Отношения нормализуются – это совершенно очевидно. Ингушская речь стала обыденным явлением не только в селах Пригородного, но и в самой осетинской столице…»
«Оба президента – и ингушский и осетинский – удостоились от полпреда вполне заслуженных слов благодарности за конструктивное сотрудничество в решении злободневных вопрос. Один из результатов такого сотрудничества – существенное изменение в режущих слух формулировке «осетино-ингушский конфликт». Этот термин стал длиннее лишь на одно слово, но зато какое – «бывший»! Тем самым дается понять: конфликта больше нет. Оставив его в прошлом, обе стороны всерьез намерены жить только настоящим. Настоящим во имя будущего».
Где вы здесь узрели ложь газеты Северный Кавказ? В каком месте статьи вы прочли: «конфликт исчерпан, вопросы урегулирования решены»? Неужели вам не стыдно за свои подтасовки, попытку ввести в заблуждение соотечественников?
Неужели вам не стыдно и за следующие строки своего письма: «Мне невольно вспоминается период подготовки акции геноцида и депортации ингушей и чеченцев 23 февраля 1944 года, когда из них лепили образ изменников и предателей Родины»?
Вы что же, не понимаете, в какое нелепое положение себя ставите утверждением, что, готовя депортацию, руководители СССР провели кампанию (где? в газетах? на радио? а может, еще и на телевидении?) по дискредитации чеченцев и ингушей, «лепя» из них «образ изменников и предателей Родины»? Так может утверждать только человек, не знакомый с историей своего народа, ибо каждый знает, что операцию проводили в строгой секретности, о ней узнали только в день выселения.
Вы, вроде бы, образованный человек, неучем вас трудно назвать. Почему же вы пользуетесь этой выдумкой, с какой целью?
Какую цель вы преследуете, привязывая депортацию 1944 года к нынешней Ингушетии, а борьбу с бандитами, уничтожающими самих ингушей, называя подготовкой к новой депортации, новому геноциду?
Кстати, вы либо не поняли смысла статей СК по «Спискам» («Фальшивый список», №30 и 31, «Вторжение без оружия», №32, 2004 г.), либо сознательно пытаетесь выгородить провокаторов, составлявших этот «Список». «Северный Кавказ» отметает не сам список, а мошенническое (дискредитирующее, кстати, если вы этого не поняли, его содержание) дополнение этого списка фамилиями бандитов, уничтоженных во время задержания, пособниками преступников, прятавших их в своих жилищах, и, наконец, милиционерами, убитых этими самыми бандитами. Разве все они имеют хоть малейшее отношения к теме, поднимаемой авторами списка: в Ингушетии, якобы, усилился террор против мирного населения?
Что же касается вашего «недоумения» по поводу законодательства, которое «дает… право без суда и следствия… уничтожать людей», то и здесь вы как бывший работник прокуратуры просто поражаете меня своим незнанием законов.
Законопослушный человек не разгуливает по лесам с оружием в руках, не нападает на города и села Ингушетии, не убивает своих земляков и соседей только за то, что они хотят мирно жить и трудиться, в спокойной обстановке воспитывать детей. Законопослушный человек, если его подозревают в причастности в совершении преступления, при появлении сотрудников правоохранительных органов подчиняется их требованиям и даже дает себя арестовать. Если же подозреваемый начинает отстреливаться, убивая при этом милиционеров, то в этом случае его называют бандитом. И убивают его как особо опасного преступника, не желающего подчиняться закону. А людей, предоставивших свой дом для бандита, привлекают к ответственности как пособников бандитов.
Утверждать же иное есть лицемерие. Если не сказать больше – пособничество бандитам, мешающим нормальным людям жить, желающим взорвать мирную обстановку в Ингушетии, и не только в ней.
Теперь – об Албогачиеве. Прежде чем бросаться на защиту «оклеветанного» газетой Северный Кавказ «невинного» муфтия, задайте себе вопрос: лично я, считающий себя не только духовным лидером, но и мужчиной, ингушом, ушел бы со своего поста после угроз бандитов или нет?
И последнее. Я больше не собираюсь вступать в полемику ни с вами, ни с такими, как вы, любителями искать соринку в чужом глазу. Ибо вы заинтересованы не в выяснении истины, но в элементарном желание выплеснуть накопившуюся желчь и ненависть на изменяющийся не по вашему сценарию мир. Спорить в таких случаях, доказывать, что белое не есть черное, – дело безрезультатное и неблагодарное.
Единственное, на что надеюсь, – что мой ответ теперь заставит вас внимательно читать сами статьи, а не только заголовки и подзаголовки.
Похожие статьи:
{related-news}
Бекхан
Да мразь ты проосетинская которая всей своей жалкой сущностью терпеть не может вайнахов,видимо ты тоже один из тех,кто настрадаля от этих самых вайнахов,то ли в армии,то ли в студенчестве,ничтожесто несчастное,будешь много кудахать про наш наод,отправишься к чертовой матери в след за своим же сыночком,заруби это на своем подлом носике тварь!!!
Добавить комментарий