Старый яд перед днем Победы

Россия готовится отпраздновать День Победы. Средства массовой информации все чаще публикуют статьи о событиях полувековой давности, телевидение стало рассказывать о тайнах (?) неизвестной (?) войны.

На первом, так называемом общественном канале, появилась утренняя программа «Лица войны». Надо признать, хоть и короткая, но интересная программа, и лица там представлены симпатичные, известные. Вчера с удовольствием смотрел популярного в советские времена певца, его фотографии военных лет: вот он десятилетний с друзьями по двору. А здесь ему уже одиннадцать… А до него, рассказывают, в «Лицах» показывали Немцова, Хакамаду. Современная медицина, что ни говори, но действительно творит чудеса: великолепно сохранились ветераны Второй Мировой. Видимо, в ближайших передачах следует ожидать госпожу Новодворскую. Надо думать, расскажет о борьбе против коммуняк, которых не добил Гитлер.
Я не ерничаю. В нынешней России происходит что-то непонятное, не поддающееся элементарной логике. Наш новый друг – западный мир на всех своих популярных телеканалах, вещающих, кстати, и на Россию, часами рассказывает о войне на Тихом океане, битвах в Африке, высадке в Италии, день за днем внушая всем, что именно они победили Гитлера, понеся при этом огромные потери. Об СССР мельком, между прочим: что-то происходило в России, зима, распутица, Сталинград, голод в Ленинграде, спровоцированный большевиками.
Мы же…
Сотни тысяч могил неизвестных и известных воинов раскиданы по стране, бурьяном зарастают, с землей сравниваются, а мы демонстративно облагораживаем кладбища фашистских захватчиков, проливших реки крови на нашей Родине, реабилитируем гитлеровских прихвостней-полицаев, власовцев, и даже самих эсэсовцев, отключаем газ на мемориалах.
Прибалтийские республики в открытую превозносят своих ветеранов-эсесовцев, одновременно цинично издеваются над ветеранами Великой Отечественной войны, устраивают судилища, заключают в тюрьмы стариков-инвалидов, а мы посылаем их руководителям приглашение на празднование Победы. Они нагло объявляют всему миру, что не собираются приезжать, а мы вместо того чтобы исключить негодяев из своего праздника, уговариваем их приехать.
Полбеды, если бы только унижались: в конце-концов, не народ унижается, а руководители, с которых когда-нибудь спросится. Страшнее, когда сами измываемся на своей Историей.
Сотни газет и журналов, десятки телеканалов методично внушают соотечественникам о диктаторе Сталине, который уничтожил все крестьянство и трудовую интеллигенцию, весь офицерский корпус Красной Армии, а войну выиграл только за счет несчастных штрафников, за спинами которых стояли заградотряды НКВД, что Гитлер нес свободу России от большевизма, задушившего демократию и свободу личности, а настоящие герои – Власов и его «армия», ради освобождения России от большевиков принявшие сторону фашистов.
Многотиражные издания работают с непререкаемыми еще с времен КПСС авторитетами. Недавно АиФ беседовал с ветераном А. Яковлевым. Тот авторитетно заявил, что не 27 миллионов погибло на Войне, а все 30, если не 40. Но при этом скромно так подчеркнул бывший член Политбюро, секретарь ЦК КПСС собственную смелость и героизм: дескать, прет немец в психическую атаку, косим мы их, а на место убитых новые ряды встают: Прямо как в фильме «Чапаев». Странно только, почему ветеран ничего не сказал об Анке-пулеметчице?
Ну, да ладно, простим доходягу, тем более, что всю жизнь врал, вряд ли изменился, уйдя на пенсию.
С более скромными изданиями, типа «Северного Кавказа» или какой-нибудь районной газеты, работают многочисленные столичные агентства. Они обеспечивают провинциалов статьями на любые темы: о совести и чести, борьбе с чиновничеством, критике действий президента, советуют как избавиться от неистребимого чувства «совка». Чтобы привлечь провинциалов агентства подчеркивают, – их авторы есть «золотые перья» журналистики, то есть самые лучшие из пишущей братии, самые честные, и значит, им необходимо доверять.
Где-то поверят. Мы же проверили. «Золотые» оказались похлеще А. Яковлева. Тот хоть пару недель воевал, ногу ему чуть не оттяпали в госпитале, а эти словно всю войну рядом с Жуковым и другими генералами на фронте командовали, и со Сталиным в Ставке Верховного Главнокомандования решали все вопросы сообща. Ну, все знают товарищи, даже то, чего не было, на все имеют мнение, отличное от фактического, доказанного учеными и непосредственными участниками событий.
Вот некий Юрий Черняков в статье «Эта слава принадлежит народу» выговаривает спикеру Госдумы Б. Грызлову за его заявление о меняющемся отношении народа к Сталину как к «незаурядному человеку». Выговаривает жестко, избивая спикера неотразимыми, как кажется «золотому перу» фактами. Во-первых, возмущается Ю. Черняков, Сталин несет главную ответственность за развязанную Вторую Мировую войну, ибо еще Черчилль заявлял, что советские руководители с каменным спокойствием не только наблюдали за милитаризацией гитлеровской Германии, не только отказывались присоединиться к дипломатии европейских стран, желавших обуздать будущего агрессора, но экономически помогали ему.
«Мы не позволяли, – пишет Ю. Черняков, – этим довольно печальным и постыдным фактам влиять на наш образ мыслей и старались видеть только героические жертвы русского народа, которые ему приходилось нести в результате бедствий, навлеченных на него его правительством, и его самоотверженную борьбу за родную землю. Чем можно объяснить живучесть мифа о мудрости «кремлевского горца» во время войны? Только плохим знанием истории или еще и некоей корыстью: надеждой на дополнительные голоса на следующих выборах? Но нельзя строить дом на болоте – весь уйдет в трясину.
Есть факт, от которого никуда не уйти: в первые же месяцы войны Сталин, чья армия превосходила гитлеровскую и численно, и по количеству самолетов, и в артиллерии, потерпел поражение, равного которому не было во всей многовековой российской истории.
Он сам встал во главе войск, а командующими тремя фронтами (Центральным, Северным и Южным) назначил лично ему преданных, но крайне сомнительных полководцев – Ворошилова, Буденного и Тимошенко. Результат был страшен: из шести миллионов бойцов Красной армии две трети (четыре миллиона!) попали в плен или в окружение.
Сталин, как гофмановский уродец крошка Цахес, присваивал заслуги подлинных героев: Рокоссовского, Жукова, Конева, Шапошникова, Ватутина, Воронова, Толбухина, Черняховского, Антонова, Батова, Чуйкова и других полководцев, талант и мужество которых позволили изменить ход так бездарно начатой войны.
В конце концов, мы вместе с нашими союзниками одолели Германию, заплатив страшную цену в 27 миллионов погибших из 50 миллионов всех потерь второй мировой войны. Больше половины!».
Не станем говорить, что сказанное – обыкновенная ложь, все послевоенные годы усиленно распространяемая противниками СССР, и используемая, как мы убеждаемся, до сих пор такими, как Ю. Черняков. Ложь эта давно уже разоблачена серьезными учеными, и не только советскими, российскими, но и западными. Если коротко, то именно нежелание Англии и Франции откликнуться на настойчивые предложения СССР создать систему коллективной безопасности в Европе, фактически толкало его к безнаказанному захвату соседних стран – Дании, Бельгии, Чехословакии, Польши, Франции, – развязыванию войны с Англией, и наконец, нападению на Советский Союз. Только благодаря пакту Молотова-Риббентропа Советский союз не только оттянул начало войны, но вынудил западные страны принять хоть и запоздалое, но решение о совместном с СССР противодействии Гитлеру.
Что же касается экономической помощи, то Ю. Чернякову следовало знать о гигантских финансовых вливаниях в экономику гитлеровской Германии американских корпораций, участии, между прочим, в совместных проектах деда нынешнего президента США Буша.
Ну, а если черняковым нравится Черчилль, то приведем высказывание этого выдающегося политика, касающегося как раз обсуждаемого времени.
В книге Ю. Жукова «Сталин: тайна власти» написано: «Не признали договор (Пакт – А. К.)… Великобритания и Франция. Единственным видным политиком, кто понял сущность вынужденной долговременной стратегии СССР и не побоялся публично одобрить ее, оказался Уинстон Черчилль. Выступая 1 октября 1939 г. по лондонскому радио со своим очередным обзором событий, он заявил: «Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья и союзники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии. Во всяком случае, эта линия существует, и, следовательно, создан Восточный фронт, на который нацистская Германия не посмеет напасть. Я не могу вам предсказать, каковы будут действия России. Это такая загадка, которую чрезвычайно трудно разгадать, однако ключ к ней имеется. Этим ключом являются национальные интересы России. Учитывая соображения безопасности, Россия не может быть заинтересована в том, чтобы Германия обосновалась на берегах Черного моря или чтобы она оккупировала Балканские страны и покорила славянские народы Юго-Восточной Европы. Это противоречило бы исторически сложившимся жизненным интересам России».
Не имея тогда никаких контактов с Кремлем, обладая лишь знаниями и опытом, Черчилль в тот день до малейших деталей сумел предугадать внешнюю политику СССР на последующие два года. Не ошибся ни в чем».
Теперь о первых месяцах войны.
Во-первых, Ю. Чернякову следовало знать, что 22 июня 1941 года Сталин был главой правительства СССР, а глава руководить армией не может. Возглавил армию он 8 августа, то есть через полтора месяца после начала гитлеровской агрессии, когда на центральном участке уже произошла катастрофа.
Во-вторых, Ю. Чернякову следовало знать и то, что поражение первых недель последовало даже не от внезапности агрессии, а прежде всего и главным образом в результате прямого предательства командующего Западным Военным округом Павлова: тот не исполнил директиву Генштаба Красной Армии, посланную ему почти за месяц до нападения, не подготовил войска к отражению опасности. За что совершенно справедливо и был расстрелян. Увы, предательство привело к непоправимому: разгрому армий, драгоценной техники, сотням тысяч военнопленных.
Что же касается презираемым Ю. Черняковым Ворошилова, Буденного и Тимошенко, то дадим слово известному исследователю и публицисту Ю. Мухину (сборник «Война и мы»).
«На севере группа немецких армий Север» гитлеровский принцип осуществить не смогла – Ворошилов не дал им окружить сколько-нибудь значительную часть войск Северо-Западного фронта. На юге Кирпонос и Буденный после потерь пограничных боев закрепились на рубеже Киева и здесь группа немецких армий «Юг» также не смогла одержать решительной победы над Юго-Западным фронтом. До августа немцы вообще не смогли здесь, окружив, уничтожить ни одной дивизии. Все окруженные пробивались к своим. И лишь в Белоруссии группа армий «Центр» смогла почти полностью разгромить войска под командованием Павлова, и то – благодаря его предательству. Группа армий «Север» была нацелена на Ленинград, «Центр» – на Москву, «Юг» – на Украину. С разгромом Западного фронта дорога на Москву была открыта».
Если центр обороны прорван, фланги должны отступить, чтобы избежать окружения и уничтожения.
Вновь обратимся к сборнику Ю. Мухина:
«…И в 1941 г. труд этого тяжелейшего маневра взяли на себя «старые» маршалы: Ворошилов, Буденный, Кулик, Тимошенко. Но кто из историков оценил этот труд? Сейчас этих маршалов считают чуть ли не идиотами…
Между тем Ворошилову досталась тяжелейшая задача. Он должен был не дать немцам разгромить войска Северо-Западного направления. А Гитлер считал их разгром обязательным условием наступления на Москву
Но разгромить советские войска, управляемые К. Е. Ворошиловым, группа армий «Север» не смогла, и не потому, что он их отводил слишком быстро. Ворошилов дрался и упорно, и умело.
Генерал-полковник Гот, командовавший в 1941 г. 3-й танковой группой немцев, после войны написал для создаваемого бундесвера военно-научную работу «Операция «Барбаросса». Он пишет:
«Несмотря на то, что вышестоящее командование поторапливало, ожесточенные бои на плацдармах задержали наступление почти на четыре недели, пока не подошла
18-ая армия. В результате отхода 41-го танкового корпуса на запад, 56-й танковый корпус, который 15 июля подошел к Сольцам, оказался еще более изолированным. Не имея достаточного флангового прикрытия, обе дивизии подверглись ударам крупных сил противника с юга, северо-востока и с севера. Под угрозой окружения они отошли к городу Дно».
«…Остановимся на Сольцах. По данным Э. Манштейна под Сольцами с немецкой стороны действовали… 6 дивизий, из которых 1 танковая и 2 механизированных. В «превосходящих силах» войск маршала Ворошилова Манштейн насчитал и указал на схеме в книге… неполных 5 дивизий… И под ударами этих сил немцы едва вырвались из окружения и отбежали на 40 километров.
…Еще штрих к деятельности Ворошилова. Танковый корпус Манштейна вместе с 41-м танковым корпусом составляли танковую группу Гепнера. Но задача корпусам была поставлена в расходящихся направлениях: 41-й корпус шел на Ленинград, а 56-й на Новгород. Манштейн этот план непрерывно критиковал, он убеждал, что нужно оба танковых корпуса собрать в единый кулак и ударить по Ленинграду с тем, чтобы взять его с ходу. Наконец, он убедил в этом начальство…Но совместного удара по Ленинграду не получилось, так как… он получил команду ехать обратно и разворачивать обратно дивизию. А причина была в том, что войска маршала Ворошилова окружили в это время 10-й армейский корпус 16-й армии немцев, и теперь Манштейну поручили выручать эту армию.…Действия именно Ворошилова поставили крест на плане «Барбаросса» и заставили Гитлера отменить наступление на Москву уже летом и еще раз попытаться разгромить войска Северо-Западного направления и опять – неудачно. Вопрос: кому же мы обязаны тем, что Ворошилов в нашей истории считается военной бездарностью?
…Характеризуя действия маршала Буденного и генерала армии Кирпоноса, Гальдер отметил в своем дневнике 26 июля 1941 г.: «Противник снова нашел способы вывести свои войска из-под угрозы наметившегося окружения. Это, с одной стороны, – яростные контратаки против наших передовых отрядов 17-й армии, а с другой – большое искусство, с каким он выводит свои войска из угрожаемых районов и быстро перебрасывает их по железной дороге и на автомашинах».
«…Разгром советских войск, которыми командовал С. М. Буденный, Гитлер предусмотрел в плане «Барбаросса… И с этой частью плана у Гитлера ни черта не получилось – не смогли замкнуть окружение у Киева. Не смогли немцы занять Донецкий бассейн и двинуться к Москве. Наоборот, Гитлеру пришлось отказаться от «Барбаросса»… и начать импровизации – снять танковую группу Гудериана с московского направления и бросить на юг…
Фактически план «Барбаросса»получился у немцев только на Западном фронте, у предателя Павлова.
Сорвало немцам план «Барбаросса мужество и стойкость советских войск, но разве справедливо забыть, кто ими тогда командовал?».
Теперь о потерях.
Беда черняковых, что, занимаясь военной тематикой, они оперируют кухонными сплетнями да «трудами» давно уже разоблаченных западных пропагандистов, намеренно искажавших историю, но не обращают внимание на труды профессиональных исследователей.
В 1993 году в Военном издательстве вышел капитальный труд большой группы ученых «Гриф секретности снят. Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах» По сути, это статистическое исследование.
Скрупулезно исследовав архивы, ученые доказали: «Общие людские потери вооруженных сил фашисткой Германии равны 13 448 тыс. чел., или 75,1 % числа мобилизованных в годы войны, и 46 % всего мужского населения Германии (на 1939 г.), включая Австрию. При этом безвозвратные потери на советско-германском фронте составили 6 923,7 тыс. чел. Союзники Германии (Венгрия, Италия, Румыния и Финляндия) на советско-германском фронте потеряли (безвозвратно) 1 725,8 тыс. чел. Таким образом, людские потери Германии, а также ее союзников, воевавших в Европе против Советского Союза, были весьма значительными, не говоря уже о полном разгроме и капитуляции их вооруженных сил. Только безвозвратные потери составили 8 649,5 тыс. чел.
Их безвозвратные людские потери на советско-германском фронте оказались лишь на 30 % меньше аналогичных потерь советских войск (8,6 млн. чел. у них и 11,4 млн.чел.– у нас). Таким образом, соотношение по безвозвратным потерям составило 1: 1,3.»
Добавим от себя, что оставшиеся 15,6 миллиона потерь у СССР – это раненые и гражданское население, которое было уничтожено фашистами: евреи, русские, украинцы, белорусы, расстрелянные, сожженные, умершие от голода в многочисленных бабьих ярах, хатынях, освенцимах, погибшие в результате бомбежек и т. д. и т. п.
Если бы советские солдаты сделали бы то же самое, придя в Германию, то Ю. Чернякову не пришлось бы «критиковать» нас за чрезмерные потери, счет бы мы не только уравняли... Но Сталин запретил месть под страхом расстрела.
Что же касается пленных, попавших в руки фашистам в первые дни войны, то и здесь Ю. Черняков лжет: как следует упомянутый выше статистический сборник с 1941 по 1942 годы в фашистском плену находилось 672 705 человек. Не свыше 4 (четырех) миллионов, а чуть более 670 тысяч! Более того, как пишут авторы сборника, «…фашистское руководство в число военнопленных включало всех сотрудников партийных и советских органов, а также мужчин независимо от возраста, отходивших вместе с отступающими, а затем окруженными войсками».
Наконец, о сенсации, которую выдает «золотое перо».
«Все знают о решающем значении нашей победы на Курской Дуге во второй мировой войне, – пишет Ю. Черняков. – Все помнят, что битва началась 5 июля 1943 года. Но почему же наши официальные историки так редко вспоминают, что уже через несколько дней, а именно 10 июля, американские войска высадились в Сицилии и вскоре ее захватили. Создалась реальная угроза оккупации Италии, ближайшего союзника Германии, откуда до Берлина намного ближе, чем от Курска. И растерянный Гитлер 13 июля 1943 года, вопреки протестам собственного командования, приказал срочно перебросить из-под Курска в Италию ударные силы, в частности танковый корпус СС, предназначенный для решающего удара по Курску, а на пространстве между Орлом и Белгородом перейти к обороне. Вторжение в Сицилию фактически и стало открытием Второго фронта, по крайней мере, началом этой операции».
Операцию по ликвидации Курского выступа (между Орлом и Белгородом) Гитлер назвал «Цитадель». После ряда поражений в Советском Союзе, разгрома в Африке он считал, что именно победа в операции «Цитадель» поднимет дух Германии. Сюда были стянуты лучшие силы вермахта: почти миллион солдат, более 3000 танков, 2000 самолетов. «Масса новых танков «тигр» и «пантера», – пишет американский корреспондент Александр Верта в своей книге «Россия в войне 1941–1945 гг.», – и самоходных орудий «фердинанд» спешно подвозились на фронт прямо с военных заводов Германии».
5 июля 1943 года начались тяжелые бои.
«13 июля Гитлер неохотно отдал приказ прекратить операцию «Цитадель», – сообщает А. Верта. Почему? Потому что гитлеровцы потерпели поражение!
«В результате Курской битвы, – сообщат маршал Советского Союза А. Василевский в своей книге «Дело всей жизни», – советские Вооруженные Силы нанесли врагу такое поражение, от которого фашистская Германия уже никогда не смогла оправиться. Били разгромлены 30 ее дивизий, в том числе 7 танковых. Потери немецких сухопутных войск составил более 500 тыс. человек, 1500 танков, 3000 орудий…»
Решение же Гитлера о переходе к обороне, пишет А. Верта, ссылаясь на фашистского генерала, «было стимулировано также тем фактом, что итальянцы не сумели защитить Сицилию и вырисовывалась необходимость послать в Италию подкрепление».
«Вырисовывалась» не есть «сделано». Об этом Ю. Чернякову следовало бы знать. Как и то, что от войск, терпящих поражение, только идиот может оторвать наиболее боеспособные части, чтобы отослать их кому-то на помощь.
Ну, а бред о Сталине, присваивающем победы своих генералов мы даже комментировать не будем. Человеку, который руководил огромной страной не за счета в иностранных банках, не нужно было присваивать чужое, своей славы хватало с избытком. И Батовых, Толбухиных, Чуйковых, Баграмянов и других прославленных полководцев, встретивших 22 июня 1941 года простыми полковниками, сделал генералами и маршалами Сталин. Достаточно взглянуть на увешанные орденами мундиры генералов и сравнить одну Золотую звезду Героя на мундире Сталина, чтобы понять глупость черняковых, сравнивающих этого человека с крошкой Цахесом.
Печально, когда встречаешь русского человека, открыто заявляющего о своем отвращении к Родине, ненавидящего свою историю. По большому счету ведь не в Сталине дело, а в святом для нормальных людей чувстве любви к своим близким, своей земле, своей истории. Именно за это, необъяснимое для черняковых, чувство миллионы добровольно, безо всякого принуждения отдают жизни, а не ради какого-то, пусть и незаурядного, даже великого человека. Продают же – за гонорары, должности и звания.
Что же касается славы, принадлежащей только народу... Любопытно, но славу развала СССР, славу поголовного обнищания нынешней России тоже необходимо отнести на народ?
Похожие статьи:
{related-news}
Добавить комментарий