Кадры решают все

В прежние времена руководители предприятий при встречах обсуждали в основном проблемы «плана и факта». Сегодня говорят только о кадрах. Причем, об их нехватке. Что особенно интересно, профессиональные качества интересуют руководителей во вторую очередь, главный критерий – честность, порядочность. Из ответов руководителей на «почему» можно составить знакомый список: воровство, жульничество, безделье, использование фирмы в личных целях и т. д. и т. п. Отдельным пунктом идет внезапное, в самый неподходящий для предприятия момент увольнение: работнику кто-то предложил более высокую зарплату, и…
После десятилетия анархии, вседозволенности и массовой растащиловки общество, кажется, приходит в себя. Свидетельство тому даже не операция по уничтожению бандитов в Чечне или очищение от уголовного вала городов России, а хотя бы те предприятия, которые действуют, выпускают товары, беспокоятся о кадровом голоде. И люди, их создавшие или сохранившие, и наемные специалисты никуда не собираются уезжать и заработанное оставляют дома. Без надежды на день завтрашний этого просто не могло быть.
Именно по этой причине проблема кадров становится серьезной, достойной обсуждения. Ибо возрождение невозможно без профессиональных кадров. А кадры, как говорил еще товарищ Сталин, решают все.
C ними-то у нас и проблема (и это при обилии специалистов, при увеличивающейся, ставшей уже реальностью безработице!), и с каждым годом она становится все острее и острее. Причина, думается, в том, что, изменив экономическую, а значит, и политическую систему, мы создали массу новых законов, регламентирующих каждый наш шаг. Почти все они касаются экономики, жизни предприятий, ответственности руководителя. А наемный работник – инженер или рабочий – как жил, так и продолжает жить по советскому КЗОТу. У капиталиста нерадивый работник получает немедленный расчет. У нас его вначале необходимо предупредить, затем объявить выговор, строгий выговор, и только после этого уволить. Но и это еще не все. Не дай бог, ошибся руководитель, не так запятую поставил, – так по судам затаскают. Поднимая планку ответственности руководителя предприятия (в большей части это касается частника, который вложил свои средства в свое предприятие и рискует в случае неудачи оказаться нищим), государство не позаботилось об ответственности наемного работника за свою работу и свое поведение. Вот почему даже на частном предприятии вор и мошенник может спокойно обирать хозяина, вот почему гоняющийся за более высоким заработком специалист может, абсолютно не боясь за последствия, бросить на середине производственный процесс и покинуть предприятие.
Мир решает эти проблемы давно. Той же контрактной системой. И у нас она постепенно приживается. Однако если предприниматель попытается внести в документ пункты об ответственности наемного работника – денежное наказание за прогул, штраф за неисполнение приказа руководства, выплата неустойки за досрочное расторжение контракта, – любой суд посчитает это самоуправством. И будет прав, ибо контракт должен соответствовать действующему законодательству. А оно… ну, вы сами знаете.
Впрочем, есть случаи, когда закон и не нужен. Тот же западный опыт повышения ответственности специалиста. Не поверите, но это знакомая всем нам характеристика-рекомендация. Будь ты хоть семи пядей во лбу, но без рекомендательных писем с прежнего места работы или уважаемых в обществе людей твою кандидатуру на новом месте просто не станут рассматривать.
Рынок слово ценит, соврать – себе дороже. Потому и рекомендациям верят: она либо открывает двери фирмы перед нормальным работником, либо закрывает их перед мастером, но при этом любящим выпить, прогулять и т. д. и т. п. Мы же, принимая на работу специалиста, забываем о главном – спросить у него рекомендацию с прежнего места работы. Она бы многое объяснила руководителю, ответила на вопрос – честен или нечестен нанимающийся, и не подведет ли он, неожиданно бросив дело в поисках лучшего заработка.
За десять лет жизни газету покинула почти сотня специалистов. Часть осела на других предприятиях, часть продолжает искать «лучшую долю». И ни разу (!) в газету даже не позвонили, чтобы просто спросить: «У вас работал имярек, не могли бы вы охарактеризовать его как специалиста и человека». Из газеты были изгнаны за неблаговидные дела несколько человек. Они благополучно устраивались на новые и новые места работы. И опять-таки, никто даже не позвонил и не поинтересовался: а почему эти люди покинули предприятие, в чем тут причина?
Следование одному неписаному, но обязательному правилу требовать рекомендацию ликвидировало бы массу неприятных в будущем последствий: вор или жулик, лентяй или любитель путешествий по предприятиям и фирмам в поисках более высоких заработков просто получил бы отказ. Вот это и есть способ повышения ответственности: желающий работать, а значит жить, должен держаться за свое место, нерадивые же пусть остаются с тем, что они заслужили сами. Безработица – лучший учитель и лекарь.
Так называемая рыночная экономика в России породила немало явлений, поражающих новизной не только нас самих, но и весь мир, и никак не соответствующих, а наоборот, компрометирующих саму суть цивилизованного рынка. Одно из них – совместительство. Не то совместительство, согласно которому каждый из нас на законном основании имеет право работать на нескольких предприятиях, оформившись для этого на почасовую, премиальную или же полуставочную оплату. А тайное совместительство.
Имярек трудится на одном предприятии, получает твердую заработную плату. Но одновременно он тайно от руководства «сотрудничает» еще с несколькими предприятиями, получая от них дополнительный заработок.
– А что тут такого, – искренне удивлялись работники, когда выявлялась «хитрость», – я же работаю нормально, не подвожу свое предприятие. А лишняя копейка семейному бюджету не повредит.
– Приходилось проводить уроки ликбеза, – рассказывали мне владельцы фирм, – задавать вопросы «непонятливому», причем с калькулятором в руках: ты, дорогой, сидишь в теплом помещении, которое оплачивает предприятие, пользуешься компьютерами и другим оборудованием, за которые заплатило предприятие, мало того, получаешь от предприятия твердую и гарантированную зарплату, наконец, далек от налогов, которое платит опять-таки предприятие. Значит, все, что ты производишь в рабочее время, принадлежит предприятию, значит, и «шабашку» ты обязан отдавать предприятию, а не забирать себе.
Наконец, каждое предприятие сегодня имеет свои, скажем так, секреты производства и, подрабатывая на сторону, ты вольно или невольно раскрываешь эти секреты, а это уже прямой ущерб.
– Ну и..?
– Увы, – разводили руками руководители, – люди просто не понимали сути. Приходилось увольнять.
Разумеется, каждый из нас свободен в выборе места работы, и никто не имеет права навязывать ему свои условия. Но надо при этом различать свободу выбора места работы и обязанность подчиняться производственной дисциплине на уже выбранном месте работе. «Совместитель» наносит существенный урон «родному» предприятию, снижая не только эффективность производства, но и производственную дисциплину, что в конечном итоге влияет на качество выпускаемой продукции, а значит, на финансовое благополучие предприятия. Что не менее важно, «совместитель» не позволяет нуждающимся в работе специалистам найти эту работу: сторонней фирме (хорошо, если это не прямой конкурент) выгодно пользоваться несколькими «совместителями», нежели принять одного специалиста, – можно экономить на налогах.
Каков же выход? Заставить налоговые органы включить свой действующий единый Всероссийский банк данных владельцев ИНН. Каждый гражданин давно уже имеет свой индивидуальный номер. Все бухгалтерии послушно передают в этот банк списки всех тех, кто получает на предприятиях зарплату и премии. Проследить «совместителей» не составляет труда, – вопрос в другом, почему это до сих пор не сделано? Банк данных решил бы вопрос с «совместителями» очень просто: их заставили бы выплачивать налоги с «шабашки». После этого желающих усидеть на двух-трех стульях, уверен, заметно поубавилось бы: работал вроде бы на трех хозяев, а на руках осталась только зарплата, полученная на основном месте работы. И что самое главное, убавившееся число «совместителей» немедленно выявит дополнительные рабочие места на предприятиях, пользовавшихся услугами «внештатных» специалистов.
Рекомендации, защита предприятий от «совместителей» – это только часть существующей проблемы кадров. Если первое зависит только от самого руководителя предприятия, а второе – добросовестности налоговых органов, то проблема бесцеремонного вмешательства в кадровые дела предприятия требует уже внесения серьезного изменения в законодательную базу РФ. Речь о переманивании подготовленных специалистов.
Сюжет, судя по рассказам десятков руководителей, стандартный. На завод (фабрику, цех, типографию, магазин и т. д. и т. п.) приходит работник. В течение какого-то времени – от нескольких недель до нескольких месяцев – его обучают. Не азам профессии, хотя случается и такое, а специфике, особым методам и технологиям производства.
Это раньше, при советской власти, передовой опыт распространялся миллионными тиражами, внедрялся чуть ли не из-под палки. Рыночная система – это прежде всего конкуренция. Чтобы выжить в этой борьбе, каждое предприятие имеет свои наработанные или даже приобретенные за солидные деньги методы работы на том или ином участке производства. И, естественно, каждое предприятие старается, чтобы эти методы не были известны конкурентам. В противном случае, неминуем проигрыш и даже разорение.
Итак, работник постигает особые методы производства. И через какое-то время внезапно подает заявление об уходе. В лучшем случае объясняя свой шаг поступившим предложением более высокооплачиваемой работы на другом предприятии, в худшем – состоянием здоровья, семейными проблемами.
Процесс, разумеется, естественный: каждый ищет более высокооплачиваемую работу. Тем не менее, речь не о свободе выбора. Во-первых, внезапный уход специалиста, поиск ему замены, обучение новичка влияют на производственный цикл – ломаются налаженные внутрицеховые связи, предприятие начинает лихорадить, что неминуемо сказывается на общем состоянии дела, прежде всего на финансах. Во-вторых, а это не менее важно, уходящий специалист уносит с собой знания, те самые методы и технологии, являющиеся секретами предприятия.
– Мы ищем, отбираем нужных работников, затем обучаем их своим секретам, – говорили мне руководители, – а ими спокойно, без зазрения совести пользуются наши конкуренты. И ничего мы не можем сделать!
– А что бы вы хотели сделать? – спрашиваю. – Человек ведь не в рабство к вам нанимался – захотел и ушел. Удержать-то вы его не можете, не имеете права.
– Да не желаем мы удерживать никого, – горячатся руководители. – Пусть уходят куда хотят. Только при этом выплачивают неустойку за обучение секретам нашего производства: либо сам уходящий платит из своего кармана, либо то предприятие, на которое этот работник перебирается. Прецеденты такие давно существуют в профессиональном спорте – так называемые трансферты, контракты и прочее. Тогда бы предприятия, уделяющие внимание подготовке квалифицированных кадров, были бы защищены финансово от разорительных «уводов» лучших своих специалистов.
– Но кто мешает и вам использовать контракты, ведь они давно уже разрешены российским законодательством: в тех же КЗОТе и Гражданском кодексе прямо указано на договоры при приеме на работу, в которых можно записать и финансовую ответственность работника в случае досрочного расторжения контракта-договора? – удивляюсь я.
– В контракт можно вписать все, что захочешь, – отвечают руководители, – только не все, если придется разбираться в суде, примет судья. Тем более, пункт договора-контракта о финансовой ответственности уходящего раньше срока работника.
– Действительно ли это так? – обратился я к известному в КБР юристу Геннадию Петровичу Духанову.
– Да, действительно, в контракт (трудовое соглашение) можно вписать все, и даже выплату неустойки специалистом. Но такой пункт был бы спорным, так как ни Конституцией РФ, ни какими-либо правовыми актами он не предусмотрен. В стране изменился общественный строй, появилась частная собственность, но многие законы по сути своей остались прежними, рассчитанными на труд в условиях общественной собственности. Поэтому принятие специального закона или подзаконного нормативного акта, предусматривающего большую ответственность наемного работника, в том числе и ту, о которой вы говорите, был бы вполне оправдан и принес бы пользу.
При всех плюсах советской социальной политики у нее имелся один, но существенный недостаток – уравниловка. Речь не о единообразной зарплате, но о равных правах болтуна, бездельника, мошенника с действительно работящим, хозяйственным человеком. Все без исключения считались тружениками. И сегодня, уже находясь в иной политико-социальной системе, уравниловка продолжает довлеть над обществом, мешая его нормальному развитию. В спорах над проектом нового КЗОТа профсоюзные чиновники продолжают в упор не замечать той самой уравниловки, настаивая на принятии законов, защищающих «труженика», который может стать бесправным перед злодеем-капиталистом: штрафовать за нарушение производственной дисциплины нельзя, увольнять без разрешения трудового коллектива – нельзя. И никто из защитников не желает ответить на вопрос: а почему нельзя, если по вине такого «труженика» страдает производство? При чем здесь «трудовой коллектив», если предприятие частное и его владелец, вложивший все свои сбережения, влезший в долги, рискует в случае неудачи остаться нищим, пойти на паперть (кстати, вместе с тем самым «трудовым коллективом»)? Кто защитит его права?
Кадры, которые решают все, то есть могут и хотят работать, а значит, могут и должны хорошо жить, у нас есть в достаточном количестве. Нужно только отделить их от бездельников и мошенников, «тружеников». Армия безработных должна состоять именно из последних, а законы стоять на стороне первых, действительно работающих, мастеровых людей.
Похожие статьи:
{related-news}
Добавить комментарий