Наш человек в Назрани

В нескольких номерах ингушской республиканской газеты «Сердало» довольно-таки резко, если не сказать грубо, «прокатились» по газете «Северный Кавказ» («И продолжает свой путь караван» (9 ноября 1999 г.), «Правило дурного тона» (23 декабря 1999 г.), обвинив «СК» во всех мыслимых и немыслимых грехах: лживость, продажность, наглость, бессердечность.

Однако обвинения оказались на поверку обыкновенными эмоциями, они не были подкреплены ни одним фактом и документом, который свидетельствовал бы о неточностях в выступлениях газеты «Северный Кавказ», об ошибках, а главное, о лживости журналистов газеты. Обвиняя, автор рассчитывал на то, что читатель «Сердало» примет на веру его измышления, ибо республиканской правительственной, то есть официальной, газете по старой, еще советской, привычке вроде бы продолжают доверять. И потому мы решили вообще не вступать с автором – главным редактором «Сердало» – в полемику, доказывать свою правоту.
В конце концов, газету «Северный Кавказ» читают в Ингушетии, и наши читатели в состоянии сопоставить обвинения в «Сердало» с тем, что пишется в «СК» и сделать свои выводы, понять, что главный редактор М. Озиев просто пытается ввести своих читателей в заблуждение. Однако мы не имеем права называть М. Озиева лжецом. Потому что, снова и снова вчитываясь в «отповеди», не можем отделаться от поразительного вывода: М. Озиев, – не холуйствующий, как нам показалось поначалу, главный редактор, не слепой прислужник и исполнитель чьей-то воли, а смелый, хитрый и умный... разоблачитель своих руководителей.
Главный редактор «Сердало» прекрасно знает, что внезапный массовый наплыв беженцев на небольшую территорию, каковой является Ингушетия, не может не повлечь за собой неразбериху, которой мгновенно воспользуются недобросовестные люди, нацеленные на обогащение за счет гуманитарной помощи. Прекрасно он знает, что в огромной массе беженцев могут находиться бандиты и их пособники. Но главное, о чем осведомлен М. Озиев, – газета «Северный Кавказ», действительно поднимавшая проблемы хищения гуманитарной помощи, пребывания бандитов в лагерях беженцев, никогда не обвиняла в этих бедах ни президента РИ Руслана Аушева, ни руководителей правительства РИ. Тем не менее, в своих упорных «отповедях» М. Озиев заявляет, что «СК» оскорбляет Р. Аушева. Иными словами, преступления, совершаемые какими-то негодяями, главный редактор «Сердало» сам же пытается приписать президенту Ингушетии.
Методика, выбранная главным редактором республиканской газеты, согласитесь, смелая. Однако необычной мы ее не можем назвать. Такой тактикой пользовались совсем недавно, в советские времена, когда критика вроде бы отсутствовала в газетных статьях, но искушенный читатель, читая между строчек, прекрасно разбирался в перипетиях внутрипартийной борьбы. Так что не станем удивляться, а продолжим чтение «между строк» утверждений М. Озиева. Например, о слабости лечебных учреждений Ингушетии. Мы и не задумались бы над этой проблемой. Но после вывода, сделанного главным редактором, у нас возникли вопросы.
Действительно, а почему это «лечебные учреждения республики и без того в материальном отношении слабые»? Не должны быть больницы и клиники в Ингушетии слабыми, не могут они быть слабыми. Потому что, если верить российской прессе, в том числе и выступлениям в ней руководителей Ингушетии, оффшорная зона принесла республике огромные деньги (говорят, больше миллиарда долларов). Почему же лечебные учреждения слабые, если республика имеет такие деньги? Вокруг думают, как бы зарплаты и пенсии вовремя выдать, а Ингушетия построила роскошный железнодорожный вокзал, через который, правда, почти не проходят поезда, строит новый город-столицу, квартал коттеджей которой (правда, в основном, только для комсостава) ширится неподалеку от Назрани, а президентский дворцовый комплекс удивляет своей роскошью. Если в республике уже сегодня, в труднейшее, надо отметить, время имеют материальную возможность думать о светлом будущем, то о настоящем, о копеечных (если сравнивать с «городом солнца», чудо-вокзалом) проблемах тех самых лечебных учреждений вопросов не должно быть. По М. Озиеву же выходит иное: деньги есть, расходуют их произвольно, но лечебные учреждения при этом обделяют, потому они и слабые. Красиво, не правда ли…
Материалы М. Озиева заставили нас внимательнейшим образом пролистать подшивки «СК» за последние годы в поисках материалов, критикующих лично Р. Аушева. Действительно, критические статьи были в «СК». По различным проблемам, существующим в молодой республике. Но касательно лично и только Р. Аушева статей не было, а главное, авторами статей оказались не вконец «продажные и лживые» журналисты «СК», а читатели, то есть – жители Ингушетии, которым почему-то не находилось места на страницах «Сердало» (кстати, критикуемый М. Озиевым журналист «СК» Фоминых – чеченец, беженец из Грозного, сам был свидетелем попытки воровства гуманитарной помощи, а Фоминых – его псевдоним). Не обратить внимание на такой факт автор «отповеди» просто не мог (иначе, на какой основе он хоть и голословно, только на эмоциях, но критикует газету «Северный Кавказ»?). Значит, главный редактор опять-таки намекает на свое зависимое положение, запрет на публикации в «Сердало» писем читателей, в чем-то несогласных с проводимой политикой в республике, а потому вынужденных, как правило, обращаться в иные СМИ, в том числе и в региональный еженедельник «Северный Кавказ».
Можно было бы долго и нудно анализировать «отповеди» М. Озиева, но не станем этого делать – места в газете жалко. Выскажем только свое восхищение творческой находкой главного редактора, поистине восточной тонкостью его замыслов. До чего же можно не любить (простите, если ошибаемся, но другого объяснения мы не находим) свое руководство, чтобы, находясь на полусогнутых, в глубоком и верноподданническом поклоне пытаться выставить своих начальников в роли неумех и преступников? Своими неумелыми руками М. Озиев даже последнее отбирает у руководителя республики – прямое общение с журналистами, стравливая президента РИ не только с газетой «Северный Кавказ», но и с российской прессой. Притворяясь при этом, что не понимает он – М. Озиев – главного: политик, изолирующий себя от прессы, обречен на непонимание и целиком начинает зависеть от своего окружения. В том числе, и от М. Озиева. Подчиненного с огромным булыжником за пазухой. Ибо только недруг может, защищая, выставлять в невыгодном свете свое начальство.
Такие примеры у нас, увы, имеются. Вот так же, якобы обидевшись на критику газеты «Северный Кавказ» одного из руководителей Ингушетии, угрожали убийством главному редактору «СК». Газета сообщила об угрозах президенту Р. Аушеву. Через 9 (девять) месяцев и. о. начальника уголовного розыска МВД РИ прислал ответ, согласно которому факт, разумеется, не подтвердился. Но в конце и. о. начальника добавил прелюбопытную фразу: «Желаем вам плодотворной работы и ОБЪЕКТИВНОСТИ суждений». Каково, а!?
Газета «Северный Кавказ» не навязывается в друзья Р. Аушеву. Его личное дело – встречаться с нами или нет (кстати, корреспондента «СК» ни разу за последние годы не приглашали на пресс-конференции, о которых говорил М. Озиев). Тем более не собирается газета отчитываться перед Русланом Султановичем: пусть это делают его подчиненные. Однако мы продолжаем не верить, что президент РИ может допустить не только сам, но и позволить своим подчиненным даже в адрес своих недругов выражения типа «моська», «лживые газетчики», «продажные журналисты», «за «зелененькие березовки» (кстати, может кто подскажет, наконец, где выдают эти «зелененькие», сведет нас с Березовским?) и т. д. и т. п. А тем более позволить себе признаться в обиде на «нашкодивших школяров» из газеты «Северный Кавказ». Не верим. И потому спрашиваем у главного редактора «Сердало» М. Озиева: зачем же всю эту грязь он приписывает Руслану Аушеву?
Если же очень хочется, то хотя бы не используйте в своих целях газету «Северный Кавказ». Мы не желаем, чтобы вас, М. Озиев, считали нашим человеком в Назрани.
Похожие статьи:
{related-news}
Добавить комментарий